Мастер перевода
Мемориалы | Самарканд

Памяти Эмануэла Ефремовича МУЛЛОКАНДОВА, п и с а т е л я , п е р е в о д ч и к а , н а с т а в н и к а ...

Я утверждаю,
чти евреи сделали для человеческой цивилизации больше,
чем любая другая нация на Земле.

Джон Адамсон, второй президент США

Тридцать лет назад, семнадцатого августа 1977 года, ушёл из жизни талантливый переводчик и писатель, незаурядный эрудит, высокообразованный человек, член Союза писателей СССР, носивший замечательное бухарскоеврейское имя ЭМАНУЭЛ МУЛЛОКАНДОВ.

Он носил это имя с гордостью, когда еще совсем молодым приехал в Сталинабад (нынешный Душанбе), и в 23 года впервые перев ёл с русского на таджикский язык «Каштанку» Антона Чехова. Когда сражался на войне против фашистских захватчиков на Северном Кавказе, на Кубани и Малой Земле. Когда в сражениях в Керчи и Бресте получил тяжелое ранение и когда, вернувшись в Таджикистан, продолжил плодотворную писательскую, переводческую деятельность. Творческая интеллигенция Таджикистана, несмотря на гонения в те годы на «безродных космополитов», несмотря на государственный антисемитизм, диктуемой из центра, приняла в свои ряды скромного, талантливого полиглота, прекрасно владеющего русским, таджикским языками, знающего иврит, арабский и немецкий. Но, как говорил более трехсот лет назад великий французский писатель–моралист Франсуа де Ларошфуко , «мало обладать выдающимися качествами, надо еще уметь ими пользоваться».

И Эмануэл Муллокандов, работая литературным переводчиком газеты «Тоджикистони Сурх», заведующим отделом литературного перевода Госиздата, горячо принимается за любимое дело — перевод популярных произведений русских и зарубежных классиков, писателей из других республик. Еще до войны, находясь в Сталинабаде, в молодые годы он переводит произведение Джека Лондона «Любовь к жизни» («Дар талоши хаёт»). Затем — «Рожденные бурей» («Зодагони туфон») Николая Островского. По мнению литературных критиков, эти переведенные Эмануэлом Муллокандовым книги были созвучны жизни и борьбе таджикского народа в послереволюционный период.

После войны один за другим появляются блестящие переводы произведений Л.Толстого, Н.Гоголя, И.Тургенева, М.Горького, М.Салтыкова–Щедрина, В.Белинского, А.Герцена, А.Макаренко, Джона Рида, Густава Флобера, И.Эренбурга, П.Вершигоры, М.Ибрагимова, М.Авезова, М.Огелмаха, В.Каверина, Л.Соболева и других. Особенно горячий отклик в прессе, помню, вызвал перевод шедевра советской и мировой литературы романа «Тихий Дон» («Дони ором») Михаила Шолохова, других его произведений: «Они сражались за Родину», «Донские рассказы».

Красочный язык произведений классика русской литературы требовал большого знания как русского, так и родного языков. Не все знатоки языка могли взяться за перевод этих произведений, сомневаясь в своих способностях передать всю палитру и образные выражения автора. Многие из книг, переведенных Эмануэлом Муллокандовым, остаются самими любимыми произведениями таджикского читателя. Когда в 60–е годы Эмануэл Муллокандов был старшим научным сотрудником Института истории партии при ЦК КП Таджикистана, он получил весьма ответственное поручение — перевод нескольких важнейших произведений В.И.Ленина и классиков марксизма–ленинизма.

Сказать, что он выдающийся переводчик, это ничего не сказать. Он, как автор ряда статей о теории и практике перевода, о языке переводных произведений, внёс неоценимый вклад в таджикскую литературу. Сказать свое слово в литературном переводе, причем сказать впервые, убедительно, профессионально, со знанием дела, требовало от автора мужества. Хочется здесь подчеркнуть трепетное, я бы сказал, даже ревнивое отношение таджиков, особенно интеллигенции, к чистоте языка, к богатейшему литературному наследию. Иногда доставалось и нам, газетчикам, когда приходилось ночью срочно в номер переводить и редактировать длинные речи руководителей Кремля, порою сумбурных, с последущими многочисленными поправками. Учё– ные–языковеды делали замечания по поводу калькирования, т.е. буквального перевода слов, буква за буквой.

Одним из зачинателей борьбы против кальки, по мнению самих писателей и учёных Таджикистана, был именно Эмануэл Муллокандов. «Цену золота знает ювелир», гласит народная поговорка. Вот, к примеру, что пишет таджикский писатель Юсуф Акбаров об Эмануэле Муллокандове:

«С полной уверенностью можно сказать, что не многие таджики и даже те, кто претендует на знание таджикского, так беззаветно и преданно трудились в защиту таджикского языка, как Эмануэл Муллокандов... Хотя он не был таджиком, но как представитель этой национальности, прибыв из Самарканда и Бухары в Душанбе, самоотверженно трудился для процветания нашей литературы, искусства, языка, нашей цивилизации и навечно вписал свое славное имя в летопись нашего края».

О значении его трудов говорят маститые учёные, выдающиеся писатели. Примечательны слова основоположника современной таджикской литературы Садриддина Айни об Эмануэле Муллокандове еще в далеком 41–м году. Тогда, в марте 1941 года, Муллокандов выступил со статьей о том, чем должны руководствоваться переводчики и редакторы в своей работе. Автор писал, что переводы большинства книг полны ошибок, язык груб и труднодуступен, иногда даже непонятен, предложения изобилуют арабизмами. Он подчеркивал, что «перевод — это искусство, требует творческого подхода» и переводчики должны приступить к делу с чувством большой ответственности. С.Айни в своем письме в редакцию газеты признается, что долго ждал публикации именно такой содержательной и полезной статьи, что сам не смог взяться за неё потому, что это дело человека, владеющего двумя языками... С. Айни сожалеет, что до сих пор не знаком с автором статьи, иначе написал бы лично ему и просит редактора передать его благодарность и поздравления. В то же время через газету он просит Эмануэла Муллокандова следить за переводами и высказать свои соображения на страницах печати. Без сомнения, наставительное послание устода окрылило молодого Эмануэла. В дальнейшем в основе его творческой деятельности оказались вопросы яркости, изящества изложения и раскрытия серьезных недостатков в языке переводчиков. Так появились статьи «Взгляд на язык переводов в таджикской прессе и издательстве»., «О языке рассказов и очерков молодых писателей», «О языке нашей печати», «Некоторые наблюдения о языке», «Таджикские писатели и русский язык» и ряд других. Статьи печатались, в основном, в журнале «Шарки Сурх» (позже «Садои Шарк,»). Но Эмануэл Муллокандов приходил и к нам, в редакцию газеты «Тоджикистони Совети», встречался с сотрудниками. Прекрасно помню проницательный взгляд его чёрных глаз, его быструю походку, приветливость.

Мне бы хотелось остановиться на одном эпизоде, связанном с моим увлечением переводом (дубляжем) кинофильмов с русского на таджикский. Работая в газете, я иногда выполнял предложения руководителей Госиздата по переводу небольших книг. Но мне было больше по душе дублирование фильмов. Синхронный перевод диалогов, поиски и нахождение созвучных синонимов каждого слова и, вообще, работа с режиссером дубляжа доставляли мне огромное удовольствие. Однажды в день сдачи художественного фильма «В начале века» (о революционной деятельности молодого Ленина) прибыла комиссия (фильм считался серьезным потому, что там фигурировали, кроме Ленина, Плеханов, Мартынов, Крупская) во главе с маститым писателем и драматургом Сотимом Улугзода. Посмотрев таджикский вариант фильма, Улугзода в основном одобрил перевод, но обратившись ко мне, как к переводчику, спросил читал ли я статьи Эмануэля Муллокандова о языке переводов и рекомендовал обязательно прочесть и следовать его наставлениям. Это еще раз подтвердило каким, непререкаемым авторитетом пользовался Эмануэл Муллокандов.

Нас, молодых журналистов, в те годы всегда поражала чрезвычайная скромность Эмануэла Муллокандова, в то же врем его непримиримость к несправедливости, уникальное качество говорить правду в глаза, невзирая на авторитеты. Такими статьями, как «Дех кучою, дарахто кучо...» («Где деревня, а где деревья»), в русской аналогии «Ему говоришь про попа, а он про Емелю дурака», или «Сколько ни называй молоко черным, оно от этого не станет черным», он аргументированно отвечал некоторым своим критикам.

Эмануэл Муллокандов был яркой личностью, и жизнь этого человека была полной, насыщенной и осознанной. Такие люди всегда остаются в памяти.

Из воспоминаний племянниц Эмануэля Муллокандова

Роза Рубинова–Муллокандова, Вашингтон:

«Судьба одарила меня счастьем быть в большой дружбе с этим замечательным человеком. По нраву это о нем можно сказать словами писателя: »Какой источник разума угас, какое сердце биться перестало!«. Он был личностью незаурядной — талантливый, многосторонне образованный, кристально–честный, искренний, обладающий феноменальной памятью и энциклопедическими знаниями... Он был человеком с огромным чувством долга и способностью сопереживания. Девизом его жизни было: »Я отвечаю за всё«. Щедрость его души не знала границ. Всю свою жизнь он кому–то помогал, кому–то подставлял плечо. Он был опорой своим родителям, сестрам и братьям, всему нашему роду. У него не было своих детей, и всю свою любовь он щедро отдавал нам и нашим детям...

Лето 1977 года в Душанбе выдалась жаркое. Перенесенный инфаркт давал о себе знать. Сделать же перерыв в работе на летний период он не мог себе позволить. Торопился довести до конца свое детище — исследование творчества Хафиза. Поехал в дом творчества писателей Узбекистана в пригороде Ташкента, где 17 августа его перо остановилось на полуслове. Не выдержало сердце.

Ему было только 65 лет».

Виктория Исхакова, Нью–Йорк:

«Эмануэл Ефремович Муллокандов является братом моего дедушки Ханания. Он нам был и дядя, и вместо деда, нашим учителем, наставником, другом. Все племянники и племянницы его обожали. Он был очень светлым человеком, любил свою племянницу, мою маму, и всегда приходил ей на помощь и морально, и материально. Он нас воспитывал своими беседами и правильными советами. Никогда не забуду его крылатую фразу (это было еще в студенческие годы): »Сколько бы человек ни учился в вузах, он всю жизнь должен заниматься самовоспитанием и самообразованием«. Как ёмко сказано!

...Дядя Эмануэл не любил фальшивых, лживых людей, лицемерных; уважал чистых, честных, добрых людей, несмотря на ранги. Он был хорошим психологом. Стоило ему пообщаться один раз с человеком, и он мог дать ему исчерпывающую характеристику. Такие люди, как дядя Эмануэл, всего в жизни добивались своим умом, своим трудом, никогда не »ходили по трупам\", жили, ходили по жизни с чистой совестью и в ладу с самими собой.

Такие люди должны быть примером для подражания нам, нашим детям и внукам”.

 
Благородная миссия:

Почти все мы покинули места нашего прежнего проживания с болью в сердце, ибо каждый из нас оставил там могилы отцов и матерей, братьев и сестер.Наш народ на протяжении всей своей...

Celebration of success. Leadership awards of 2009:

On June 24, 2009, The Jewish Child Care Association, aka JCCA and Association of Bukharian Jewish Youth of the USA “Achdut Unity,” hosted a formal dinner award ceremony...

Встреча поколений:

Интересное, удивительное событие произошло 17 июня 2009 года в НьюЙорке. Во всяком случае, для наших авлодов: Некталовых, Исхакбаевых, Хаимовых, Галибовых, Фузайловых...

...

© 2009 BukharianJewishCongress.org