Щедрый талант Якова Бегимова
Искусство | Художники

В семье Бегимовых мужчины в трех поколениях — художники. О Бегимове–старшем в Таджикистане знали многие. На протяжении полувека он был известным художникомоформителем. Прославился своими добродушием и человечностью. Этот человек брал к себе в дом на воспитание беспризорных детей и относился к ним как к родным. Их было много. Сегодня почти все они — в Израиле. Он дал своим приемным сыновьям не только хлеб и кров, но и привил им беззаветную преданность искусству. И они тоже стали художниками, как, например, Борис Азаров, Исак Ханимов...

Якова Бегимова без преувеличения знал весь Душанбе. В прошлом — один из ведущих художников Таджикистана, секретарь правления Союза художников республики, член Союза художников СССР, выпускник Ленинградского института им. Мухиной, лауреат премии имени Бехзода. Последняя награда говорит о многом. Такой премии удостаиваются только художники, достигшие в своей области феноменальных успехов, работы которых уникальны по своему исполнению, ибо Бехзод — один из классиков вида искусства, именуемого “кундаль”, где основными материалами являются сусальное золото и масляные краски.

Вот уже несколько лет Яков Бегимов живет в Израиле. Как сложилась его творческая судьба на исторической родине? Остался ли он художником в полном смысле этого слова или в силу обстоятельств изменил своему признанию, как, к великому сожалению, сделали многие его коллеги?

Нет, художник не изменил себе и своему таланту. Это начинаешь понимать, как только переступаешь порог его мастерской: здесь лишь начатые и только что завершенные работы, эскизы, серия портретов известных деятелей науки и культуры, работы в самых разных жанрах — живопись и сугубо восточное — “кундаль”.

Работая в стиле “кундаль”, он не забывает и о портретной серии. Художник остается верен себе: все работы оригинальны и выразительны. Это маленькие и большие “поэмы” в красках. Я. Бегимов прославился в Израиле серией портретов известных деятелей из числа соотечественников. Среди них — ученые, писатели, религиозные деятели, артисты. Есть в этой серии и портрет женщины — жены художника. Каждый портрет — не копия модели. Художник говорит, что портрет должен прочитываться, как книга, в нем должен улавливаться и характер героя, и его внутренний мир.

Знают ли Якова Бегимова в Израиле так же хорошо, как знали его в стране исхода? Да, знают. И делают ему заказы такие авторитетные люди и организации, как Леви Леваев, объединение “Брит Йоцей Бухара”. Есть заказы и из других стран. Его творчеством в свое время интересовался бывший президент Израиля Хаим Герцог.

... Более 90 лет назад первым из династии Бегимовых ступил на священную еврейскую землю Моше Бегимов — прадед Якова. Самое любопытное в этой уникальной семейной истории то, что сегодня в Эрец–Исраэль род Бегимовых представляет уже шестое поколение.

— А знаете, как первый Бегимов попал в Израиль? — спрашивает Яков. — Есть в Иерусалиме известный район –”шхунат Бухарим”. Так вот, мой прадед стал одним из первых его жителей. Это было примерно в 1904 году.

— Как сложилась судьба деда?

— К своему отцу он добирался из Средней Азии целых семь лет. Был купцом. Часто ездил за товарами в восточные страны. В Самарканде его хорошо знали, но грянула революция, его выслали на Урал, в Березники. Отняли дом, все имущество. Выйдя из тюрьмы, он решил осуществить свою заветную мечту, но недалеко от Ирана был арестован за попытку пересечь границу. Два года провел он в страшной тюрьме — зиндоне. Отсидел, пережил и это. Судьба в конце концов была милостива к нему: Ачильди добрался до Палестины и нашел своего отца. С именем отца у меня связаны самые приятные воспоминания. Он прошел войну, всегда был творческим человеком: пятьдесят лет без малого отдал оформительскому делу. Отец не был художником крупного масштаба, но своему ремеслу научил немало подростков, чьи отцы погибли на войне. Сегодня многие из этих ребят, ставших взрослыми, считают отца родным человеком, хранят о нем добрую память. Отец похоронен в Израиле, рядом со своим отцом, на кладбище в Холоне...

— Сегодня Яков Бегимов живет в столице еврейского государства. Сказывается ли это на воплощении в творчестве еврейско–религиозной темы или, быть может, для художника не имеет значения место проживания?

— В искусстве вообще, в искусстве еврейской диаспоры в особенности, “стерильной чистоты” не существует: современность накладывается на древность, западные традиции на восточные, иудаистские на местные.

Яков Бегимов первым использовал “кундаль” не только в орнаментальных, но и в фигуративных композициях, совершив тем самым своего рода революцию в этой области. Переезд в Израиль не пригасил энергии Якова Бегимова. Расписал две сефардские синагоги в БатЯме и школу в Бней–Браке, оформил несколько частных вилл, участвовал в выставках, состоялась и персональная в Тель–Авиве. Творческая активность, взыскательность и требовательность к себе не оставляют места самоуспокоению. Тропинку к его мастерской проложили и некоторые арт–дилеры, и многие “бухарцы”, как израильские, так и зарубежные: известность — это и награда, и бремя, и ответственность. Поспешность противопоказана углубленной сосредоточенности, а “кундаль” требует не дней, а месяцев, порой и лет работы. Картины Якова Бегимова не укладываются в четкие жанровые определения: они как бы на грани станковой и декоративно– монументальной живописи. Если он пишет Иерусалим, то не его уютные улочки–закоулочки, а эпические по размаху и обзору панорамы, вобравшие едва ли не все святыни древней столицы. Дальнейшее углубление в национальную историю и традицию ведет художника к осмыслению исторического бытия народа. Творческим результатом этого процесса стали такие усложненные аллегории, как “9 ава” — день разрушения Второго храма, ассоциируемого с трагедией Катастрофы.

Всевышний даровал Якову Бегимову щедрый талант, унаследованный от отца. А он, в свою очередь, передал его своему сыну Сталину Бегимову — выпускнику Высшего художественного училища в Абрамцево. Но у сына своя профессия. Он — скульптор, хотя работает и в других жанрах, трудится в содружестве с отцом. Очень привлекательны его скульптурные серии. Это портрет бабушки, отлитый из меди. Крупная, монументальная скульптура — не единственный жанр, в котором работает молодой художник. Он активно трудится и в прикладной, декоративной скульптуре малых форм. Еще там, в Таджикистане, знаменитая ювелирная фабрика ставила на поток его работы. Там же на его счету была довольно масштабная работа по оформлению Фрунзенской ТЭЦ. Желающих заняться оформлением этого сооружения было много. На конкурсе лучшим оказался эскиз отца и сына Бегимовых. И они вдвоем завершили эту сложную и в техническом плане рельефную композицию площадью в 150 кв.метров.

Содружество отца и сына продолжается на новой родине. В Бат–Яме оба оформили синагогу. Это тоже была рельефная композиция. В Афуле Сталин и Яков Бегимовы мастерски выполнили мозаичные работы на фасаде большого современного дома. Работа была выполнена в стиле “модерн”.

...Есть такое понятие — творческое счастье. Это когда писатель, художник, артист востребованы, когда их деятельность получает широкое признание. В этом смысле Яков Бегимов очень счастливый человек. Его творчество изучалось в школах Таджикистана, нашло отражение в хрестоматии по искусству.

— У каждого художника, — говорит Яков, — есть произведение, которое ему очень дорого. У меня это картина, посвященная матери. В кресле, похожем на маленький трон, сидит в раздумье пожилая женщина с лавровым венком. Вокруг нее вся наша семья — взрослые и дети. Эта картина имеет глубокий философский смысл: в ней подчеркнуто женское начало — женщина–мать, женщина, дающая жизнь. Картина была задумана к торжественному дню — к 70–летию со дня рождения матери, до которого она не дожила всего пару месяцев. Жизнь есть жизнь: радостное переплетается с трагическим..

...В Израиле началась новая страница жизни Якова Бегимова — незаурядного художника и умного учителя, дарящего людям уроки прекрасного.

 
Благородная миссия:

Почти все мы покинули места нашего прежнего проживания с болью в сердце, ибо каждый из нас оставил там могилы отцов и матерей, братьев и сестер.Наш народ на протяжении всей своей...

Celebration of success. Leadership awards of 2009:

On June 24, 2009, The Jewish Child Care Association, aka JCCA and Association of Bukharian Jewish Youth of the USA “Achdut Unity,” hosted a formal dinner award ceremony...

Встреча поколений:

Интересное, удивительное событие произошло 17 июня 2009 года в НьюЙорке. Во всяком случае, для наших авлодов: Некталовых, Исхакбаевых, Хаимовых, Галибовых, Фузайловых...

...

© 2009 BukharianJewishCongress.org