Кирилл Давыдов - наш герой!
История бухарских евреев | Ветераны

Нашего земляка, андижанца Кирилла Давыдова, сержанта ВВС США, чествовали в Сити–Холле.

Недавно в Сити–Холле награждали особо отличившихся представителей русскоязычный общины Нью–Йорка, и в окружении известных в среде еврейских иммигрантов из СССР деятелей — филантропа Дины Лидер, доктора Игоря Бранована, бизнесмена Алекса Тейтеля, Леонарда Петлаха — оказался молодой воин, сержант 82–й Воздушной Армии Кирилл Давыдов. С поздравлениями в его адрес выступил депутат 47–го округа Бруклина Алик Брук–Красный, а от имени общины бухарских евреев — главный редактор газеты The Bukharian Times Рафаэль Некталов. От имени президента общины бухарских евреев Бориса Кандова он преподнес в дар Давыдову белый золотошвейный халат, под бурные аплодисменты зала пожелав парню обязательно пойти в нем с будущей невестой под хуппу!

Рафаэль Некталов: — Кирилл, я в свое время отдал почти все свои деньги, чтобы не попасть служить в армии и не воевать в Афганистане. Ты, что, мечтал стать военным?

Кирилл Давыдов: — Да. Именно мечтал. С детских лет. Всегда играл в «войнушку». Я рад, что пошел в солдаты. Если бы мне предложили пройти службу еще раз, пошел бы не задумываясь.

— А сколько лет тебе было, когда призвали в армию?

— Меня не призывали. Я сам подписался в 2000 году. Мне было тогда 18 лет. 23 августа 2001 года я выехал в штат Джорджия, где и начал службу... Думаю, я понял, что вас интересует: где я был 11 сентября?

— Да, именно этот вопрос я и хотел задать тебе.

— Пошла вторая моя неделя на военной службе. Мы уже знали, что будем через 6 месяцев в Афганистане, и в 2002 году мы отправились в эту очень горячую тогда точку. Служил в Баграме, Кандагаре и Ормуте.

— В России или Узбекистане, гражданин страны обязан служить два года. А тут армия наемная, и правила, кажется, иные.

— Большая часть людей, которые служили со мной в Афганистане — истинные патриоты Америки. Но немало и таких, кто отправились на фронт для того, чтобы быстрее интегрироваться в страну — получить вид на жительство, грин–карту, стать гражданином США.

— А какая атмосфера царит в американской армии?

— Армия — это армия. Не скрою, было нелегко — даже очень трудно. Но... Терпимо!

— А дедовщина?..

— Это не Россия. Здесь никого не бьют. Работаешь, пашешь, но достоинства твоего никто себе не позволит задеть.

— А как быть евреем в американской армии?

— Да никак. Никому до этого нет никакого дела. Спрашивали — с гордостью отвечал: еврей! В Афганистане уже нет ни одного еврея.

— Есть еще один...

— Правда?

— Да, в Кабуле. Ну, это особая история. Как проходили еврейские праздники?

— В каждом батальоне есть религиозные служители, представили разных конфессий.

— Ты сам родом из Узбекистана. Как ты себя чувствовал с южной стороны Амударьи?

— Не верилось, что я когда– то жил в двухстах километрах от этих мест. Нам в Афганистане из Узбекистана воду приносили. Часто приходилось становиться переводчиком. У меня хорошие лингвистические способности. Языки учу быстро, запоминаю слова, как музыку песни. Владею многими языками. В Тора Академи на Сатфин–бульваре в Квинсе учил иврит с первого по четвертый класс. Ну, а русский язык — это с рождения. Английский обязан знать как американец. Испанский — это второй язык в США, его тоже знать надо. Сам выучил урду и хинди.

— А как ты оказался в Ираке? Сразу же после Афгана?

— Нет, в Америке служба строится по другому принципу. В Афганистан меня отправили после полугодовой подготовительной службы. Первый раз я находился в этой стране 7 месяцев, в 2002 — 2003 годах. Затем нас перевезли на полгода на военную базу в США, расквартировали в Северной Каролине. Мы там прошли переподготовку, и затем меня отправили в Ирак на 8 месяцев, с 2003 г. до марта 2004 г. Потом снова вернулся в Америку, на военную базу, а оттуда — еще на 3 месяца в Афганистан, до конца 2004 года. Снова вернулся в Америку — на два года. И затем на 15 месяцев — в Ирак.

— Какой был самый трудный день службы?

— Когда поймали Саддама Хусейна. Город Фалуджа считался самой горячей точкой в мире, и наш батальон находился именно в этом городе. Когда изловили иракского диктатора, боевики казнили мэра города: прилюдно отрезали ему голову. Здание мэрии полыхало ярким огнем. Со всех крыш стреляли, пули летели неведомо откуда.

— Приходилось убивать самому?

— Я был пулеметчиком. В конкретного человека с близкого расстояния стрелять не пришлось. Стрелять на дальнее расстояние — да. Но это война. Это очень дорогая и опасная работа.

— Афганистан сильно отличается от Узбекистана?

— Самый отсталый кишлак в Узбекистане выгодно отличается от города в Афганистана. У южных соседей на 90 процентах территории царит XY век! Я жил в Узбекистане всего в нескольких сотнях километров от этих мест, и не мог бы поверить, что здесь цивилизация настолько отстала. Люди живут в пещерах, питаются чёрт знает чем!

— А какой день был самым счастливым?

— Когда первый раз вернулся домой. Самолет приземлился в США, за двое суток до дня моего рождения, 27 марта. В эти несколько минут я очень переволновался. Вспомнил маму, папу, сестру. Я их очень люблю.

— Ну, и девушку...

— И ее тоже...

— Какие льготы у тех, кто отслужил в армии , вернулся домой?

— Если я буду учиться в колледже, то государство будет мне давать 2 000 долларов ежемесячно. Но я должен иметь 3.0 GPA.

— Ты уже знаешь, где продолжишь учебу?

— Через две недели пойду учиться в EMT School. Получу сертификат профессионала по оказанию скорой медицинской помощи и смогу работать по этой специальности. Но я работаю и в настоящее время — как частый сыщик, следователь.

— Кирилл, как тебя нашла президент организации Be Proud Foundation Раиса Чернина?

— Я не знаю всех деталей. Мы праздновали мой день рождения в кафе «Дельфин». Там хозяин — еврей, офицер израильской армии, узнав, что я служил в Афганистане и Ираке, позвонил своим друзьям из Первого российского канала. Телевизионщики откликнулись и сделали со мной и моим сослуживцем Фарухом Исламовым передачу. Мы давно стали друзьями. Фарух приехал в Америку из Узбекистана один. Его семья оставалась на родине, и он не был гражданином США. Он четыре раза был в Ираке. Сейчас ожидает интервью на американское гражданство. Мы оба служили сержантами.

— А сержанту американской армии (прости за не совсем американский вопрос) нормально платят?

— Это зависит от многих факторов. Учитываются срок службы, семейное положение. И, конечно, где служишь. Например, в Ираке я получал, в среднем, 5000 долларов в месяц. Такой же оклад — в Афганистане. Там налогов не снимают. А здесь, в Америке, — порядка 3 000 долларов. Когда я прошел интервью, получил еще и бонус в 7 000 долларов. Наличными!

— Мне приходилось читать в местной прессе, что многие американские солдаты впадают в депрессию — вплоть до того, что кто–то кончает жизнь самоубийством.

— Правду сказать, со слабыми людьми такое подчас происходит. Военная служба — не для слабонервных. Но тогда зачем выбрал эту профессию? И, кстати, разве в мирной обстановке люди не впадают в депрессию, не сводят счеты с жизнью? Все зависит от характера, воспитания. Мои родители меня воспитали правильно, и я им благодарен за то, что они развивали во мне бойцовские качества с детских лет.

— 1 июня наша община пройдет специальной праздничной колонной по Пятой авеню. Ты намерен принять участие в этом параде?

— Конечно. Ведь я — еврей! Бухарский еврей! А Израиль — страна, которая мне очень нравится, и я мечтаю обязательно побывать там.

 
Благородная миссия:

Почти все мы покинули места нашего прежнего проживания с болью в сердце, ибо каждый из нас оставил там могилы отцов и матерей, братьев и сестер.Наш народ на протяжении всей своей...

Celebration of success. Leadership awards of 2009:

On June 24, 2009, The Jewish Child Care Association, aka JCCA and Association of Bukharian Jewish Youth of the USA “Achdut Unity,” hosted a formal dinner award ceremony...

Встреча поколений:

Интересное, удивительное событие произошло 17 июня 2009 года в НьюЙорке. Во всяком случае, для наших авлодов: Некталовых, Исхакбаевых, Хаимовых, Галибовых, Фузайловых...

...

© 2009 BukharianJewishCongress.org