Здравствуй, родной Самарканд!
Международные связи | Узбекистан

24 сентября 2008 года я вернулся в Нью–Йорк из поездки в Самарканд и хотел бы поделиться с читателями своими впечатлениями.

Первое, что бросается в глаза при въезде в Самарканд, — это перепланировка некоторых районов города. Вместо старых строений появились новые белоснежные здания колледжей, банков и культурно–бытовых учреждений, частных гостиниц. Большинство из них построены со вкусом, с элементами восточного зодчества.

Обращает внимание обилие частного автотранспорта, преимущественно изготовленного на совместных узбекскокорейском и узбекско–турецком предприятиях. На улицах стали возникать «пробки». Стоимость горючего очень высока. Поэтому рядом с современным лимузином можно встретить и традиционный гужевой транспорт — повозку, запряженную трудолюбивым осликом, усердно везущим различные грузы, в т. ч. золотистые дыни.

На тенистых улицах и бульварах города много молодежи с приветливыми лицами и улыбками на устах. Каждый раз, посещая родной город, испытываю трепетное волнение от воспоминаний — столько прожито здесь счастливых лет. Ровесник Рима и Вавилона, Самарканд недавно отпраздновал свой юбилей — 2750–летие, установленное учеными–археологами французской экспедиции, работающей на Афросиабе.

Как и положено, я первым долгом посетил известное всему миру бухарско–еврейское кладбище Самарканда, расположенное на холмах древнего городища Афросиаб. Зажёг поминальные свечи на могилах моих незабвенных предков, ближайших родственников. Не могу не отметить чистоту и порядок на этом дорогом для всех нас месте. Здесь покоятся выдающиеся сыны и дочери нашего народа, оставившие яркий след в истории. Не скрою, мне было приятно встретить на территории кладбища небольшие группы бухарских евреев, приехавших на зиё– рат из Израиля и Америки.

Встреча с Борисом Кандовым

Перед входом в кладбище я обратил внимание на небольшую группу людей с чертежами на руках. Среди них я увидел президента Конгресса бухарских евреев США и Канады Бориса Кандова, оживленно беседовавшего с заместителем хокима (губернатора) Самаркандской области по строительству Сухробом Рафиковым. Как выяснилось, эта деловая встреча касалась окончательного завершения работ по реконструкции бетонных лестниц, ворот и строительства подпорных бетонных стен правой и левой сторон кладбища, а также различных откосов. По этому вопросу уже составлена смета на весь объём строительных работ.

Теперь директору кладбища Нисону Аронбаеву предстоит выбрать строительные организации для решения этой задачи. Как я знаю, Борис Кандов вместе с президентом фонда «Самарканд» раббаем Имонуэлем Шимоновым и его заместителем Давидом Шимуновым неоднократно обсуждали вопрос благоустройства кладбища и ликвидации угрозы обвала стены (в опасности находилось более 200 могил). Затем Б.Кандов и Д.Шимунов выезжали в Самарканд для решения этого сложного вопроса. К чести тогдашнего мэра города Сухроба Рафикова, он оказал большую поддержку в организации строительства новой стены у подножия кладбища, а также обеспечил перенос в другое место всех объектов, находящихся перед кладбищем: мойки автомашин, магазинов. И на этот раз С.Рафиков с большим вниманием отнёсся к решению оставшихся проблем и вопросов, касающихся окончательного завершения всех строительных работ.

Открытие мемориальной стены рода Кандовых

К 11 часам дня на кладбище, перед Хонако, собрались многие наши соплеменники, живущие в Самарканде. Они пришли сюда, чтобы встретиться с уважаемым гостем из Америки Борисом Кандовым и принять участие в открытии мемориальной стены с установленными на ней гранитными плитами, на которых высечены имена ушедших в мир иной представителей рода Кандовых, захороненных в Самарканде и других странах мира. Когда прозвучали последние слова поминальной молитвы о всех умерших, мы все двинулись к восточной стороне кладбища, где рядом с могилой легендарного Моше Калонтара покоятся и десятки близких родственников Б.Кандова, в т.ч. прадед, дед, прабабушка, бабушка, дяди, тёти, племянники.

Перед тем, как разрезать церемониальную ленту, Борис Кандов с большим волнением поведал присутствующим историю создания этого кладбища первым калонтаром еврейской махалли Моше Калонтаром в 1845 году. Тогда правитель города вручил ему документ «Васика» — разрешение на захоронение усопших. Длину кладбища определили галопом лошади и плюс один удар нагайкой по ней. До этого евреев хоронили в урочище «Афросиаб». За годы пребывания на ответственном посту Моше Калонтар был награжден генералом Кауфманом двумя золотыми медалями.

— Сегодня, открывая этот материальный комплекс, мы отмечаем роль представителей большого рода Кандовых, которые плечом к плечу со своими соплеменниками, живя в Самарканде, приумножали славу бухарских евреев во всех сферах деятельности, — сказал Б.Кандов.

Затем он разрезал ленту, возложил на каждую могилу цветы. Мне же вспомнились слова, сказанные им когдато: «Память об умерших — это аристократия человеческого духа. Те, кто делают всё, чтобы сохранить её, совершают большую мицву. Быть в стороне от этого — огромная ошибка».

В заключение своего выступления Б.Кандов тепло поблагодарил известного филантропа Аркадия Муллоджанова и его сыновей — Альберта, Даниэля и Илью, взявших шефство над древней синагогой «Гумбаз» и много делающих для поддержания порядка и духовных ценностей самаркандской общины. Б.Кандов особо отметил их заслуги в содействии соплеменникам, приезжающим в Самарканд из–за рубежа. Он выразил благодарность директору кладбища Нисону Аронбаеву и президенту общины Маркиэлу Фазылову за то, что они не дают угаснуть еврейской жизни в Самарканде.

Посетив синагогу «Гумбаз», Б.Кандов обратил внимание на оставшиеся здесь футляры к свиткам Сефар Торы, ранее вывезенным в Америку. Понимая их историческую ценность, он попросил семью Муллоджановых по возможности перевезти их на хранение в Нью–Йорк.

Выполнив почетную миссию, Б.Кандов вылетел на следующее утро в Нью–Йорк, где его ждали неотложные дела. Так я оказался сопричастным к этому важному событию нашей современной истории.

Мой друг Альберт Беньяминов ознакомил меня с объектами своих бизнесов как в Самарканде, так и за его пределами. С большим интересом я осмотрел ДСК — завод по выпуску железобетонных изделий. Мне вспомнилось, как Альберт приобретал этот полуразрушенный завод. Теперь же этот завод по своим технико– экономическим показателям работы занял второе место в республике. На заводе работает более 100 человек, получающих к тому же неплохую зарплату.

В арсенале А.Беньяминова имеются ещё красивая гостиница «Амир», а также завод по производству кислорода для медицинских и технологических нужд.

P.S. По возвращении в Нью–Йорк я стал очевидцем ещё одного волнующего момента, связанного с самаркандцами. В субботу вечером, 27 сентября, в Центре бухарских евреев состоялась передача двух футляров к Сефар Тора, хранившихся более 150 лет в самаркандской синагоге «Гумбаз». Их привез Илья Муллоджанов. Раббаи Ицхак Иеошува, Мордухай Рахминов, а также Борис Кандов благословили семью Муллоджановых и сердечно поблагодарили за бесценный подарок, к которому прикасались руки многих наших соплеменников в прошлом столетии. Они займут достойное место в Главной синагоге бухарских евреев «Бет Эфраим».

 
Благородная миссия:

Почти все мы покинули места нашего прежнего проживания с болью в сердце, ибо каждый из нас оставил там могилы отцов и матерей, братьев и сестер.Наш народ на протяжении всей своей...

Celebration of success. Leadership awards of 2009:

On June 24, 2009, The Jewish Child Care Association, aka JCCA and Association of Bukharian Jewish Youth of the USA “Achdut Unity,” hosted a formal dinner award ceremony...

Встреча поколений:

Интересное, удивительное событие произошло 17 июня 2009 года в НьюЙорке. Во всяком случае, для наших авлодов: Некталовых, Исхакбаевых, Хаимовых, Галибовых, Фузайловых...

...

© 2009 BukharianJewishCongress.org