Еврейская Бухара
Всемирный Конгресс бухарских евреев | Сьезд

Утром 7 апреля мы вылетели в Бухару. И едва спустившись с трапа самолета, мы отправились… Правильно: на базар отведать известный на весь мир бухарский каймак! Не зря в народе говорят, что лучшие невесты и каймак — именно в Бухаре. Могу с полной уверенностью заверить вас, дорогие читатели: и то и другое — истинная правда!

На городском рынке, к сожалению, каймак уже кончился, и поэтому мы вместе с Беном Биньяминовым, Яковом Левиевым купили свежие душистые лепешки, чакку и, зайдя в уютное кафе, с удовольствием отведали их.

В Бухаре любят Абрама Толмасова. Его песни звучали в такси, сапожной будке, в парикмахерской.

— Абрам–ака наш певец! Бухарский! — сказал мне с гордостью сапожник, работающий рядом с гостиницей «Азия».

— Он из Самарканда, — вставил я.

— Нет, бухарский, — ответил он мне с чувством знатока и протянул выпущенный в НьюЙорке диск «Bukharian Jewish Folk Music», на котором красовался Абрам Толмасов. — Он уехал давно, но он — бухарский.

Да, на самом деле, теперь мы все бухарские евреи. И Леви Леваев, который впервые в своей жизни был в Бухаре, почувствовал это с особой силой. Больше всего его поразила синагога, которая считается одной из самых древних на территории бухарского ханства. Высокий резной потолок, золотистая лепка и потрясающая акустика, добрые лица тех, благодаря кому мы можем приезжать в Бухару и чувствовать себя иудеями.

В честь приезда президента Всемирного Конгресса бухарских евреев во дворе этой синагоги был организован концерт с участием талантливых детей из единственной в Узбекистане еврейской школы, где обучается около сотни юношей и девушек. Ребята приветствовали Леваева на иврите, исполнили израильские песни и бухарские танцы.

Со словами приветствия к высоким гостям обратился председатель общины известный журналист Абрам Исхаков. Дав высокую оценку деятельности Л.Леваева, он подчеркнул значение Бухары в истории нашего народа, перечислив с гордостью имена ее славных сыновей: основоположника бухарско–еврейской литературы Шимона Хохома, раввина Ицхоки Замбури, выдающихся макомистов ХХ века Левича–хофиза Бобоханова, Боруха Зиркиева и другие известных раввинов, певцов и художников, принесших славу своему народу далеко за пределами древнего города. В заключение Исхаков от имени общины преподнес высокому гостю золотошвейный бухарский халат.

Леви Леваев поблагодарил общину за уважение и торжественный прием, отметил хорошее выступление детей из еврейской школы.

— Я первый раз в Бухаре, и могу заверить, что встреча эта произвела на меня неизгладимое впечатление, — сказал он. — Уверен, что сотрудничество между Всемирным Конгрессом бухарских евреев и вашей общиной будет продолжаться.

Серьезный разговор зашел и о проблемах общины. С просьбой оказать помощь в благоустройстве местного кладбища обратился к Леви Леваеву Михаил Соломонович Эльнатанов. Выслушав его, Леваев отметил, американский фонд «Бухоро», оказывающий ему финансовую поддержку, проводит, к сожалению, недостаточную работу, собранные им средства не дают должного эффекта. Он призвал выходцев из города Бухара, ныне проживающих в Америке, Израиле и Австрии, активизировать сбор средств для нужд кладбища.

— В течение многих лет через раввина Гуревича фонд «Ор–Авнер» поддерживает в Бухаре деятельность раввинов, молодежные и образовательные программы, но как показало время этого недостаточно . Понимая в а ш и проблемы, со своей стороны я намереваюсь внести 100 000 долларов на оказание помощи еврейскому кладбищу, которое находится в критическом состоянии, — объявил он. — Кроме этого, готов на каждый собранный доллар американского благотворительного фонда «Бухоро» внести собственный доллар. Тем самым мы активизируем сбор средств и для этой программы.

Затем он обратился ко мне и попросил запротоколировать итоги этой встречи, затем дал задание раввину Давид Муншайну, директору фонда «Ор–Авнер» в СНГ напрямую работать с представителями кладбищенского комитета.

* * *

Хочется несколько подробнее рассказать об экскурсии по городу. Вместе с гидом мне посчастливилось сопровождать Леви Леваева в Цитадели «Арк» — самом древнем памятнике города, который являлся дворцом правителей города Бухары вплоть до 1920 года. Здесь я оказался свидетелем неподдельного интереса, с которым Леваев рассматривал экспонаты, комментировал своим детям факты, которые ему были знакомы по истории Самарканда или Ташкента.

Директор музея, один из интересных исследователей истории и культуры евреев Бухары Роберт Альмеев, подарил ему свои работы. И выразил огорчение по поводу того, что о визите Л.Леваева в музей не имел предварительной информации.

— Если бы я знал, что этот визит состоится, подготовил бы уникальные экспозиции, — сказал он. Да, жаль. Я вспомнил, как Р.Альмеев показал президенту Всемирного Еврейского Конгресса Эдгару Бронфману серебряный поднос, который был некогда преподнесен самому эмиру бухарскому от имени еврейской общины. Примечательно, что текст на нем был написан по–русски.

Особое впечатление на семью Леваева произвел базар, расположенный под древними куполами города.

Младшая дочь Аелет с особым интересом знакомилась с народными музыкальными инструментами. Она с восторгом проверяла их на слух, и услужливые продавцы, как и положено, и сами неплохие музыканты, с удовольствием исполняли на них популярные бухарские мелодии.

В то время как женщины задержались у лотков с ювелирными изделиями, Леви Леваев заинтересовался антиквариатом. Его внимание привлекли не старинные золотые и серебряные украшения, а… советские ордена, причем те, которыми награждали женщин.

— Вот это орден «Материнская слава» I и II степени, — предложил продавец.

— А какая разница? — поинтересовался Леви Леваев.

— Матери, родившие и воспитавшие семь детей, награждаются орденом III степени, восемь детей — орденом II степени, а девять детей — орденом I степени.

— Значит, моя Ольга могла в разные годы получить все три этих ордена! — воскликнул Леваев и на радостях приобрел ордена II и III степени.

— А ордена «Мать–героиня» у вас нет? — поинтересовался я.

— Нет, — с сожалением отметил продавец. — Кончились.

Тут уже автор и я спросил: «А в чем разница между орденами »Материнская слава« и »Мать–героиня«?

— Если женщина стала матерью, родившей и воспитавшей десять и более детей, ей присваивали высший знак отличия — звание »Мать–героиня«, — взялся пополнять мои знания по истории нашего советского прошлого продавец со второго купола. — В годы войны многие женщины взяли на воспитание детей–сирот, и они тоже получили это звание.

И тогда я подумал, а скольким детям помогла и помогает Ольга Леваева! В Алматы и Москве, Иерусалиме и Нью–Йорке, Днепропетровске и Кривом Роге, Ташкенте и Перми... Она по существу давно удостоена этого звания самой жизнью. Правда, кто скажет, глядя на эту молодую женщину с легкой походкой и обворожительной улыбкой, что она мать большого семейства?

Но Ольга не просто »Матьгероиня«. Она потрясающе гармоничный человек, для которого молитва, служение Всевышнему, умение жить, постоянно совершая мицву, является смыслом жизни.

ГВЕРЕТ ОЛЬГА

Когда самолет Леваевых сел в Бухаре, Леви отправился в музей–крепость Арк, (об этом я уже сообщил выше), после чего был устроен ланч в гостинице »Бухара«. А затем гости сели в автобусы и отправились осматривать достопримечательности древнего города. Ольга же вместе с главным раввином бухарских евреев Израиля Рабином, членами Конгресса бухарских евреев Яковом Левиевым (Россия), Яковом Бабаевым (Израиль) и автором этих строк отправилась на расположенное в самом сердце города кладбище бухарских евреев, одно из самых древних в Средней Азии.

— Мне нужно найти могилу Ёсефа Гурга, — сказала мне Ольга, и я не мог скрыть своего удивления: за несколько часов до посещения кладбища, в музее Арка, я рассказывал Леви Леваеву об уникальной пластинке, которая находится здесь, имея в виду запись пения Левича Бобоханова, которому аккомпанировал талантливый дойрист Ёсеф Гург. Это имя почти ничего не говорило Леваеву о выдающемся музыканте прошлого века, но самой пластинкой президент Всемирного Конгресса бухарских евреев очень заинтересовался. (Забегая вперед отмечу, что во время его визита в Бухару эту пластинку ему преподнесла в дар одна женщина. Но это — особая история).

— А с чем связан ваш интерес к личности Ёсефа Гурга? — спросил я.

— Это мой прадед! — ответила Ольга.

— Ваш прадед? — несколько растерянно переспросил я.

— А что вас так удивило?

Я вкратце рассказал историю этого талантливого музыканта, о его многолетнем сотрудничестве с великим Левича Бобохановым, первых пластинках, выпущенных рижской фирмой »Граммофон« в 1909 году, спектакле »Певец Его Превосходительства«. Я отметил, что известный израильский композитор Биньямин Юсупов, чьи произведения с успехом исполняются во всем мире, тоже приходится правнуком Ё.Гурга.

Не скрою, меня обнадежило желание Ольги Леваевой посетить бухарское кладбище, потому что этот исторический памятник материальной культуры бухарских евреев в настоящее время находится в весьма плачевном состоянии. Вернее, даже не сами надгробья, а территория, на которой расположено кладбище. Она является зоной возможной экологической катастрофы в не столь отдаленном будущем.

Ольга обратилась к представителям кладбищенского комитета, и ей показали регистрационную книгу, где каждый может найти, согласно алфавиту, номер могилы своего родственника.

Мы вместе с ней подошли к могиле ее прадеда, и супруга президента Всемирного Конгресса бухарских евреев стала молиться. Первый раз я увидел молящуюся Ольгу много лет назад на могиле Любавичского ребе в Квинсе. И вот теперь, в Бухаре, я вновь с волнением увидел, как эта женщин, прикрыв ладонями лицо, полностью растворилась в молитве.

Не зря говорят мудрецы наши, что жизнь без молитвы — это жизнь, в которой отсутствует важнейшее ее измерение. Это правда. Значение молитвы — раскрывать и утверждать тот факт, что все в нашей жизни измеряется вечностью — и важнее этого нет ничего.

А еще это молчаливый диалог с усопшим, отчет, который мы даем своему предку, ожидание ответа на какой–то тревожащий вопрос. Ольге было о чем поведать своему прадеду. О хлопотах по дому и активной работе с общиной, о том, что она, уже давно заслужив ордена »Материнской Славы«, была признана женщиной года, о том, что старшие дети, хоть и крепко стоят на ногах, для нее все равно еще маленькие, а судьба младших беспокоит ее, как и любую другую маму…

И глядя на Ольгу, я вдруг вспомнил строки прекрасного стихотворения Булата Окуджавы »Молитва«:

Пока Земля еще вертится,
пока еще ярок свет,
Господи, дай же Ты каждому,
чего у него нет...
...Я знаю: Ты всё умеешь,
я верую в мудрость Твою,
как верит солдат убитый,
что он проживает в раю,
как верит каждое ухо
тихим речам Твоим,
как веруем и мы сами,
не ведая, что творим!..

— Люди не понимают, что надо обязательно молиться у могил своих родных, могил раввинов, так как в это время к нашим молитвам присоединяется и душа усопшего, — сказала Ольга, словно прочитав мои мысли.

...Мы подошли и к могиле легендарного раввина Средней Азии Ицхака Замбура, ставшего символом непоколебимой воли и преданности бухарских евреев Хашему...

Вместе с Ольгой Леваевой на кладбище находился член президиума Всемирного Конгресса бухарских евреев Яков Бабаев, который глубоко проникся проблемой самого древнего на территории Узбекистана еврейского кладбища.

— Я думаю, мы должны создать также специальный фонд для оказания эффективной и быстрой помощи по реконструкции кладбища, — сказал он.

С нами в тот день были и главный раввин Всемирного Конгресса бухарских евреев раббай Рабин, который, будучи коеном, по известным всем причинам не мог пройти к могилам своих предков. Среди них он назвал и раввина Ицхака Замбури. Г–жа Леваева с радостью сообщила ему, что мы поклонились могиле праведника.

Яков Бабаев, Ольга Леваева и Яков Левиев с большим вниманием выслушали Михаила Эльнатонова, который подробно изложил им проблему бухарского кладбища, обусловленную наличием близко расположенных грунтовых вод и отсутствием специальных дренажных насосов для осушения территории кладбища.

На мой взгляд, проблема эта весьма серьезна и требует взаимодействия еврейских организаций с ЮНЕСКО, правительством Узбекистана и властями города Бухары. По этому поводу руководство американского фонда »Бухоро\", Конгресс бухарских евреев США и Канады ведут переговоры с властями города.

В свое время фондом были оплачены расходы на восстановление и реконструкцию могил, строительство стены, проведение ирригационных работ, создание в Интернете вебсайта (совместно с Конгрессом), где собрана вся информация о кладбище. Но в настоящее время требуются серьезные денежные вливания, чтобы предотвратить экологическую катастрофу, которая может вскоре произойти (если не сказать, что она уже имеет место).

Вечером того же дня во дворце Ляби Хауз был организован прощальный ужин, на котором выступили талантливые бухарские музыканты и танцоры. Поздно ночью мы вернулись в Ташкент.

 
Благородная миссия:

Почти все мы покинули места нашего прежнего проживания с болью в сердце, ибо каждый из нас оставил там могилы отцов и матерей, братьев и сестер.Наш народ на протяжении всей своей...

Celebration of success. Leadership awards of 2009:

On June 24, 2009, The Jewish Child Care Association, aka JCCA and Association of Bukharian Jewish Youth of the USA “Achdut Unity,” hosted a formal dinner award ceremony...

Встреча поколений:

Интересное, удивительное событие произошло 17 июня 2009 года в НьюЙорке. Во всяком случае, для наших авлодов: Некталовых, Исхакбаевых, Хаимовых, Галибовых, Фузайловых...

...

© 2009 BukharianJewishCongress.org