Говорят парламентарии Таджикистана
Международные связи | Таджикистан

Интервью главному редактору газеты The Bukharian Times Рафаэлю Некталову членов делегации парламентариев Таджикистана

Саидов Асомуддин — председатель комитета по международным делам, общественным объединениям и информации

— Я первый раз в Америке. Мы посетили Вашингтон, ознакомились с работой Конгресса, с его структурными подразделениями. Мы были в Колорадо, в прекрасном городе Болдере, где встретились с нашими земляками. Из всех впечатлений в Америке, самое большое — от моих соотечественников, с которыми я имел счастье встретиться.

— С кем именно?

— Это семья покойного профессора Юно Датхаева, которого мы помним и по сей день. Датхаев был великим человеком, спасшим тысячи жизней (его сын Рубен находится в Болдере). Наш друг Роман Кайков. Он был в прошлом, как и отец, хорошим хирургом.

— В Денвере проживает большая община бухарских евреев, и там 80 процентов — иммигранты из Душанбе.

— В Болдере мы встретились только с теми, кого знали лично. Тот факт, что в Денвере — такая большая община, нас только радует. К сожалению, это не было нам известно. Приятно, что в Нью–Йорке целый есть Центр бухарских евреев. И это замечательно, что евреи из Душанбе, Бухары, Самарканда и других городов Таджикистана и Узбекистана могут собраться вместе, чтобы обсуждать свои проблемы, увидеть своих земляков.

— Мы часто, встречаясь с представителями Таджикистана, слышим много добрых слов в адрес бухарских евреев, которые жили там и внесли определенный вклад в развитие культуры, науки и искусства таджикского народа. Однако, по сей день нет ни одной улицы, которая бы носила имя Барно Исхаковой или Авнера Муллокандова, Нерье Аминова и Бориса Кимьягарова. Почему?

— Это на самом деле интересная проблема. Я о ней как–то не думал. И решать эту проблему никогда не поздно. Нас связывает с бухарскими евреями тысячелетняя история. Вот, например, по телевизору показывали фильм «Таджикистан в сердце моем», созданный нашими земляками в Америке. Сколько бы раз я ни смотрел, не могу насмотреться, наслаждаюсь голосами Шоисты Муллоджановой, Рошеля Рубинова, Тамары Катаевой, танцами Малики Калонтаровой. Это все часть нашей культуры. И если есть города–побратимы, то есть и народы побратимы — это таджики и бухарские евреи. И надеюсь, что в Душанбе обязательно должны быть и улица, и школа, носящая имя выдающегося деятеля.

— Господин Саидов, какие ответные шаги предпримут американские конгрессмены в ответ на ваш визит?

— В настоящее время ведутся переговоры, и, конечно, в ближайшее время нашу республику навестят конгрессмены и сенаторы. Наша столица, красавец Душанбе, готовится к своему 80–летию, и мы ожидаем приезда американской делегации. Но хочу заметить, что и в наш приезд мы постарались оказать содействие своим землякам в Америке.

— Каким образом?

— Например, многие из иммигрировавших в Америку были на своей родине видными специалистами. И мы хлопотали перед нашими коллегами, конгрессменами в Денвере, чтобы им оказали помощь. Например, Рубен Дотхаев работает ассистентом хирурга в клинике, в то время, как он хирург высочайшего класса. Кому выгодно, что он занимает такую позицию? Мы сочли своим долгом поддержать земляка, позаботились, чтобы ему были созданы условия для подтверждения своей квалификации.

— Это просто замечательно! Что бы вы хотели пожелать своим соотечественникам в Америке?

— Я знаю, что из Таджикистана выехало более 10 000 бухарских евреев. И, конечно, судя по тому, как нас принимают в Нью–Йорке, могу отметить, что родину свою они не забыли. Я надеюсь, что каждый из них думают о том, как помочь Таджикистану, земле, на которой была обрезана их пуповина, культуру которой они впитали с молоком матери, где прошли их юношеские годы, достигнуты определенные результаты в деловой жизни. Мы можем создавать совместные предприятия, работать над проектами, которые будут содействовать расцвету Таджикистана. Варзоб ждет вас, дорогие соотечественники!

–Сколько у вас детей?

— У меня два сына и четыре дочери. Один мой сын учится в Небраске, теперь мы ждем его на родине.

Ахмедов Юсуфджон — председатель комитета по энергетике, промышленному строительству и коммуникации, сопредседатель межпалатной Парламентской комиссии по сотрудничеству между МНМО РТ и Государственной Думой ФС РФ

— Делегация Таджикских парламентариев была приглашена Конгрессом США, и находилась в Америке в течение недели. Каковы ваши впечатления?

— Это важная для нас поездка, которая была организована и продумана до мельчайших деталей. Я — уже не первый, уже третий раз в вашей замечательной стране. До этого был в Лас–Вегасе, там в 1991 году проходила конференция предпринимателей России и Америки. В 1994 году я приезжал по частному приглашению. И вот третий раз — в составе парламентской делегации. Эта поездка дала мне большой импульс для моей работы в парламенте. Мы познакомились с интересными людьми, которые были с нами предельно открытыми. Можно было обсуждать любой вопрос и получить исчерпывающий ответ. К сожалению, в Америке чиновники на самых высоких постах не имеют даже малого представления о нашей стране. Нашей задачей было разъяснить им особенности развития, исторического пути нашего древнего Таджикистана.

— Вам понятна система управления Соединенными Штатами Америки?

— Скажу больше, нас привлекла особенность управления столь мощным государством, коим являются Соединенные Штаты Америки. Бросается в глаза одна важная деталь: основу основ управления составляют местные органы правления. Если в Таджикистане сильнее центральная власть и все как бы идет сверху, то в Америке каждый сенатор, конгрессмен, конселмен точно знает свои полномочия на местах и умеет ими пользоваться вне зависимости от центральных органов. У нас сильнее верхние эшелоны власти, значительно слабее местные. И я думаю, что если в Таджикистане укрепятся махалинские, районные представительства, то система управления станет более совершенной и эффективной.

— Я слушал ваше выступление на банкете и понял, что вас связывают с Израилем близкие отношения. Вы бывали там?

–Да, мне нравится, как динамично развивается эта страна, где проживает немало наших соотечественников. В свое время мы организовывали совместное предприятие по выпуску колясок в Таджикистане. Думаю, что потенциал взаимовыгодных экономических связей достаточно высок и требует развития.

— Как вы относитесь к проблеме, которая возникла в связи с реконструкцией центра Душанбе и связанной с этим возможным сносом синагоги?

— Это очень болезненный вопрос. Если бы речь шла о здании, представляющем архитектурную ценность, то здесь все было бы понятно. Но мы имеем дело с обычным зданием, которое приспособлено под молельный дом, синагогу. Мне непонятна шумиха вокруг данного вопроса, потому что никто по сей день не снес это здание. Американцы, которые этим вопросом интересовались, были удивлены, что синагога как стояла, так и стоит. Мы обязательно будем искать оптимальное решение этой проблемы.

— Нам известно, что принято решение о выделении городским советом нового здания для нужд еврейской общины.

— Понимаете, в Душанбе, в настоящее время проживает 56 семей евреев. Это, конечно же, мало. Но для меня, как и для всех членов парламента, не важно, сколько евреев живет в столице. Сегодня 56, а завтра, уверен, их будет гораздо больше. Даже если есть один человек и ему необходимо молиться в синагоге, он будет иметь ее.

— Спасибо за добрые слова утешения. В последнее время ощущается интерес еврейских бизнесменов к таджикскому рынку. Можно ли надеяться, что интерес будет востребован?

— Безусловно! Я сам вижу, сколь высок интерес ваших бизнесменов, наших соотечественников, к своей родине. Они намерены возвратиться и предпринимать конкретные шаги в данном направлении. И президент Таджикистана Эмомали Рахмонов, и мы, все парламентарии, всегда говорим об этом на своих встречах с соотечественниками в Америке, Израиле, Германии, рассказываем о тех прекрасных возможностях для инвесторов, бизнесменов, которые имеются в Таджикистане. И я надеюсь, что через некоторое время мы сможем с вами увидеть десятки имен предприимчивых бизнесменов, которые открыли свои предприятия у нас и получили от этого большую выгоду.

— Вы, господин Ахмедов, являетесь сопредседателем межпарламентской комиссии России и Таджикистана. Понятно, что с Россией у вас имеются традиционно сильные экономические связи. Но есть не только экономические, но и гуманитарные аспекты, которые появились сравнительно недавно в связи с эмиграцией таджиков в Россию.

— Наша задача заключается в том, чтобы законы, которые будут приниматься в парламентах, соответствовали международным стандартам и ранее принятым обязательствам. В результате эмиграции населения из Таджикистана в Россию не менее 500000 таджиков живет в России. Одно из заседаний мы посвятили тому, как помочь таджикам– иммигрантам. Конечно, таджикские эмигранты защищены законами России. Но мы должны подумать о тех, кто живут там нелегально.

— Именно с ними то и проблемы...

— Да, они находятся порой в страшных условиях. Пока ты зарегистрируешься к работодателю, и пока тот заплатит налог за своего работника, проходит время. Многие предпочитают обходить законы. Им выгодно просто взять 10–20 таджиков и нещадно эксплуатировать их. Беды переселенцев начинаются уже в аэропорту, куда они приезжают, где их ожидают потенциальные «работодатели» и сразу же перепродают другим…

— Как вы боретесь с этим явлением.

— По решению Парламента создана иммиграционная служба Таджикистана в России. Мы создали 8 соответствующих пунктов, которые получали одобрение и в МИДе России. Сегодня проводятся десятки конференций в Душанбе, на которых обсуждаются вопросы защиты прав иммигрантов в рамках министерства труда, международных организаций. Сейчас гражданам Таджикистана, выезжающим на работу из страны, выдается памятка, как вести себя в России. К сожалению, многие иммигранты, оказавшиеся в России, не знают русского языка...

— В Таджикистане есть люди, уже не говорящие по–русски?

— А что в этом удивительного?

— Нет, я подумал, что Таджикистан, сохранивший кириллицу, активно связанный с Россией, армией, находящейся на ее территории, имеет все объективные предпосылки для того, чтобы по–русски там говорили еще долго.

— Вы не удивляйтесь. Русским языком хорошо владели традиционно городские жители. А в горных кишлаках, селах, районах таджики в основном говорили на своем родном языке. И поэтому многие жители горных районов, оказавшиеся в России, попадают в трудные ситуации.

— Какое впечатление на вас оказала встреча с вашими земляками?

–Это незабываемо! Президент фонда «Таджикистан» Гавриэль Давыдов, президент Конгресса бухарских евреев США и Канады Борис Кандов, президент Центра бухарских евреев Нью–Йорка Давид Аминов, режиссер фильма «Таджикистан в сердце моем» Борис Катаев произвели на нас самое хорошее впечатление. Мы с нетерпением ждем вас в Таджикистане, чтобы выразить вам свое уважение.

Джумабой Сангинов — депутат, заслуженный работник Республики Таджикистан, доктор медицинских наук, руководитель ведущей фракции парламента НародноДемократической партии Таджикистана, которой руководит президент Эмомали Рахмонов.

— Каковы ваши впечатления от Америки?

— Я третий раз в Америке. Но на этот раз я в новом качестве, как парламентарий. И когда ты посещаешь другую страну как парламентарий, то понимаешь и принимаешь эту страну совершенно в ином ракурсе, ибо депутат представляет свой народ, его политическую власть. Программа Государственного Департамента США была продумана достаточно эффективно. Мы побывали в четырех регионах страны — это столица Америки, величественный Вашингтон, Колорадо, Южная Каролина и Нью–Йорк.

— Да, достаточно контрастные места.

— Мы имели возможность детально, серьезно ознакомиться с системой политического управления страны, независимостью властных структур друг от друга, и самое главное — мы смогли в свою очередь достаточно подробно ознакомить американцев с Таджикистаном, его историей, теми демократическими преобразованиями, которые имеют место у нас. К сожалению, обо всем этом они почти не имели представления.

— Как часто американские конгрессмены бывают в Таджикистане?

— Республика Таджикистан — одна из первых стран в регионе, которая после провозглашения своей независимости реально ощутила на себе помощь из США. И в этой связи визиты официальных представителей вашей страны в Таджикистан из года в год становятся более частыми и устойчивыми. Что же касается парламентской делегации Таджикистана, то это второй визит в США за время работы вновь избранного парламента.

— Я, в силу своей профессии, читаю узбекскую и таджикскую периодическую печать. И могу отметить, что наши коллеги из Таджикистана могут работать относительно свободно: есть и критические статьи в адрес правящей партии, свободные суждения о политической власти. Противники такого подхода пугали всех тем, что, дескать, это приведет в большей конфронтации и возможно повторению событий 90–х годов. Однако все идет в нормальном русле, и мы вам очень благодарны.

— Спасибо за добрые слова в адрес нашей молодой и развивающейся демократии. Высказывая свое мнение, вы подтверждаете мнение многих международных экспертов относительно демократических преобразований. Таджикистан сегодня — одна из стран, в которых наблюдается эволюционный принцип развития демократических преобразований. Я далек от идеализации, понимая, что для этого необходимы годы и десятилетия. Тем не менее, не отметить позитивные сдвиги, произошедшие в посттоталитарном обществе за последнее время, невозможно. Если признаками демократических общества являются верховенство закона, функционирование независимых СМИ, реализация демократических прав граждан, то, безусловно, в Таджикистане тенденция к реализации этих основополагающих норм демократии налицо.

— Как развиваются отношения Таджикистана с Израилем?

— Они достаточно интенсивны. Посол Израиля в Узбекистане и Таджикистане, находящийся в Ташкенте, был инициатором реализации проекта по совершенствованию аграрного сектора. И сейчас мы с удовольствием видим плоды этого сотрудничества. Перспективы для развития наших экономических, политических и культурных связей достаточно разнообразны, и мы надеемся, что они раскроются в конкретных программах и проектах.

— Какова позиция парламента Таджикистана по отношению к национальным меньшинствам?

— В Таджикистане с 1997 года, по инициативе Президента Республики, функционирует Общественный совет при президенте, куда входят представители более 100 объединений, включая религиозные, общественные, культурные организации. Они имеют возможность обсуждать с главой государства насущные проблемы, стоящие перед ними. Есть представители грузинской, армянской, азербайджанской, еврейской диаспор. Как житель Душанбе, очень сожалею, что на каком–то этапе нашей жизни имевшие место неразбериха, гражданская война стали поводом для отъезда из столицы многих русскоговорящих людей. Я плохо представляю общество, которое является моноэтническим.

— Да, Душанбе был полиэтническим городом.

— Известно, что только в интеграции разных культур, принципов, конфессий страной может быть достигнут успех. Что касается конкретного отношения Таджикистана к представителям национальных меньшинств, то они как были нормальными, так и остаются таковыми. В этом плане у нас нет конфликтов. У нас имеются выходки определенных экстремистов, которые не думают о последствиях своих выпадов, но не ими определяется лицо общества.

— У вас большая семья?

— У меня два сына. Один работает юристом, другой — экономист, дочь учится в медицинском университете. Собирается стать врачом, как и ее родители.

— Откуда у вас такой чистый русский язык?

— Медики учились в институте, где большая часть предметов преподавалась на русском языке. У меня много друзей, моих сокурсников. К сожалению, я не встретился сегодня с доктором Зоей Максумовой, которая достигла серьезных успехов в Америке. Мне обещали, что она будет с нами сегодня, но, наверное, была занята. Жаль… Передайте большой привет нашей Зоечке, которой мы очень гордимся. Также напомните обо мне моему другу коллеге Арону Аронову, онкологу, который живет в Нью–Йорке, но мы не встретились с ним, а также Юре Бляхеру, Саше Манкину, Якубу Исакову, Жоре Кайкову, Рубену Дотхаеву и всем тем, с кем мне довелось дружить, сотрудничать.

Махмадова Тожинисо — член Комитета по науке, образованию, культуре и молодежной политике. Единственная женщина в делегации.

— Я уже четыре года в — Мажлиси Оли (парламенте). Мажлиси Оли состоит из верхней (национальной) и нижней (представителей) палат. Верхняя палата состоит из 300 депутатов, а нижняя из 63 депутатов, из них 11 женщин.

— Это высокий показатель!

— Да, женщины составляют 18 процентов депутатов из числа постоянно действующего парламента. Я думаю, что в будущем количество женщин будет увеличиваться, так как их социальная активность год от года возрастает.

— С какими проблемами сталкиваются ваши женщины?

— В нашем государстве политика по отношению женщинам весьма эффективна. В первую очередь был принят ряд основополагающих документов, направленных на повышение роли женщины в обществе. Например, заметно увеличилось количество женщин в сфере руководства отраслей. В Мажлиси Оли Таджикистана заместителем спикера парламента является женщина. У нас в палате представителей действуют 9 комитетов, из них два возглавляют женщины: комитет по бюджетам и налогам и комитет по социальным вопросам женщины, семьи и здоровья.

–Было бы странно видеть в этом комитет мужчину, и, тем не менее, приятно слышать то, что вы сообщаете. И скажите, пожалуйста, вот о чем. Раньше женщины себя сжигали в знак протеста против унижений и засилья свекровей, мужа. Наблюдаются ли сейчас подобные эксцессы?

— Нет. Это уже кануло в далекое прошлое. У нас никто себя и не сжигает, и не взрывает, слава Б–гу.

— А рождаемость такая же высокая?

— Сейчас наблюдается некоторый спад. Но люди сами определяют, планируют рождаемость в семье.

— А как относится ваш муж к тому, что его жена занимает в стране такой высокий пост? Не отразилось ли это на ваших взаимоотношениях? Мол, женщина, знай свое место!

— Нет, это не так. Мой муж — преподаватель в институте. Он преподает родной язык и литературу. Мы с ним вместе учились в одной школе, в одном поселке. Знаем друг друга всю жизнь. У нас трое детей. Я думаю, что всегда в жизни, если сама женщина не создает проблемы в семье, мужчина первым не станет плохо к ней относиться. У меня всякое бывает, как и у других. Но я стараюсь опередить возникающую проблему, предотвратить ее. Если знаю, что моему супругу будет что–то неприятно, я никогда не сделаю этого. Я рано лишилась отца. Он умер молодым, и мама сама воспитала нас. Я самая младшая в семье из шестерых.

— Вы выглядите очень молодой. Не принято женщине задавать вопросы, связанные с возрастом. Но мне интересно, в каком возрасте таджикская женщина может быть избрана в парламент?

— Мне 34 года. Я самый молодой депутат нашего парламента.

— Кто вы по образованию?

— Я историк, закончила университет. Мое второе образование — юридическое. В этом году я получила диплом юриста.

— Как вам поездка по стране? Как принимали вас в Америке?

— Вы знаете, очень хорошо. Когда приземлился самолет в Нью–Йорке, капал дождь. И я вспомнила, что эта хорошая примета. Также было и в Болдере, и в Вашингтоне. И везде было свежо и чисто.

— У нас говорят, что дождь дает Всевышний.

— И на самом деле все, что было нами задумано, мы осуществили. И самое главное мы встретились с прекрасными людьми, которые окружили нас вниманием. Вдали от Таджикистана они не забыли родину. В частности, Григорий Давыдов. Я о нем слышала в Душанбе, и мне было интересно узнать, кто же это такой. И вот, встретившись с ним, я открыла для себя искреннего патриота Таджикистана, человека который всей душой гордится своей родиной.

Мы никогда не забудем этой прекрасной поездки.

 
Благородная миссия:

Почти все мы покинули места нашего прежнего проживания с болью в сердце, ибо каждый из нас оставил там могилы отцов и матерей, братьев и сестер.Наш народ на протяжении всей своей...

Celebration of success. Leadership awards of 2009:

On June 24, 2009, The Jewish Child Care Association, aka JCCA and Association of Bukharian Jewish Youth of the USA “Achdut Unity,” hosted a formal dinner award ceremony...

Встреча поколений:

Интересное, удивительное событие произошло 17 июня 2009 года в НьюЙорке. Во всяком случае, для наших авлодов: Некталовых, Исхакбаевых, Хаимовых, Галибовых, Фузайловых...

...

© 2009 BukharianJewishCongress.org