Такое - не забывается!
Международные связи | Таджикистан

Я не был в Душанбе 13 лет. За это время многое изменилось в таджикской столице, но неизменным осталось высокое уважение к еврейскому народу, официальное признание его заслуг, существенного вклада в культуру, экономику и просвещение Таджикистана. Это чувствовалось с самых первых минут пребывания нашей делегации на земле самонидов.

— В тот день, когда мы приехали из Москвы, — вспоминает президент Конгресса бухарских евреев США и Канады Борис Кандов, — нас встречал мэр Душанбе, спикер республиканского сената Махмадсаид Убайдуллаев. И прямо в аэропорту, не скрывая своего волнения, говорил с нашими звездами — легендарной Шоистой Муллоджановой, Маликой Калонтаровой, Тамарой Катаевой, Борисом Катаевым, Илюшей и Артуром Гулькаровыми как с самыми родными людьми. Такое — не забывается!

Забегая вперед, отмечу: мэр города Душанбе ни на один день не оставлял без внимания своих гостей. Во время официальных и неофициальных встреч М.Убайдуллаев проявлял к нам внимание и заботу, стремясь сделать пребывание американских гостей радостным и праздничным, одним словом — незабываемым. И это ему удалось. Но не только ему одному.

Не скрою, для меня, человека в большей мере скептичного, нежели восторженного, главным открытием в моей поездке была личность президента Таджикистана Эмомали Рахмнова. Впервые о нем я услышал от Гавриэля Давыдова, первого человека в Америке, открыто лоббирующего интересы Таджикистана в НьюЙорке, Австрии и Израиле. Его отношение к независимому Таджикистану сформировано не без влияния Эмомали Рахмонова, о котором он говорит как о необычайно интересном, волевом и сильном человеке. И это оказалось истиной.

Через некоторое время, мне удалось встретиться с президентом Таджикистана в Нью–Йорке (надо отдать должное Рахмонову — он никогда не оставлял без внимания приглашение лидеров общины бухарских евреев Америки и один вечер уделял своим соотечественникам). Более того, я был среди тех, кто слушали его речь с трибуны ООН, и тогда поймал себя на мысли, что таджикский народ в ы д в и н у л действительно яркого лидера, способного не только ставить проблемы, но и решать их. В самое трудное для Таджикистана время Эмомали Рахмонов взвалил на себя груз ответственности за судьбу государства, всего таджикского народа и справился с взятыми на себя обязанностями.

А когда он встречался с представителями нашей общины во дворце «Леонард», я видел, с каким неподдельным интересом он знакомился с молодыми парами, родителями, с какой радостью приветствовал своих земляков–таджикистанцев.

Тосты, воспоминания, неизменные участники таких вечеров Шоиста Мулолджанова, Малика Калонтарова, Тамара Катаева, Рошель Аминов…

И так — почти каждый год.

Но, одно дело — официальный визит главы государства за рубеж и вся помпа, связанная с приемом гостей, а другое — быть в гостях у президента Таджикистана, и находиться с ним в окружении его свиты, собственных чиновников, придворных музыкантов и танцоров. Мне казалось вполне оправданным, что в таких случаях возможны преображения.

Эмомали Шарипович Рахмонов своим отношением к гостям, прибывшим из Америки, Израиля и России, показал нам (и не только нам, но и всему миру), как следует встречать друзей. И это не только на личностном, неофициальном, а высоком, самом что ни есть официальном уровне, озвучивая в каждом своем выступлении уважение и почтение к представителям еврейской диаспоры.

Нам никогда не забыть откровенное выступление главы таджикского государства в зале «Барбад» 19 ноября, особенно в той части, где он, отвлекшись от своего официального доклада, прямо обратился к своим гостям–американцам. К сожалению, в переводе на русский теряется особая музыка его взволнованного выступления, но приведенный фрагмент все же подтвердит мое ощущение.

— Я был 12 раз в НьюЙорке и все 12 раз встречался со своими земляками– таджикистанцами. И каждый раз я становился свидетелем радушного приема, устроенного ими в мою честь. Дважды, будучи председателем на сессии Организации Объединенных Наций, я видел их в огромном зале, и чувствовал, как они поддерживали меня, гордились тем, что и представитель их родины выступает с трибуны ООН. Таджикистанцы, живущие в Нью–Йорке, постоянно демонстрируют свою любовь к той земле, где они родились, где они обучались, где находится прах их предков. Сегодня в Нью–Йорке издаются газеты, То, что сделали бухарские евреи для Таджикистана, останется в истории таджикского народа на века и будет вписано золотыми буквами в ее анналы.

Подтверждением слов президента Рахмонова стали блестящие выступления наших артистов. И в первую очередь народной артистки Таджикистана Шоисты Муллоджановой, которую встречали как королеву, стоя, аплодируя ей в течение пяти минут. Она спела всего одну песню «Шахри Душанбе» на стихи Мехмон Бахти, но надо было видеть, как две тысячи человек вдохновлено подпевали ей.

Затем прозвучала песня «Душанбе», уже на стихи американского поэта Ильяса Маллаева, в исполнении Тамары Катаевой, которая смогла очаровать зрителей не только пением, но и свойственными ей изяществом и совершенной пластикой.

Громом аплодисментов наградили несравненную Малику — народную артистку СССР Малику (Мазол) Калонтарову — еще до того как она стала танцевать. Она представила таджикским зрителям танец «Малика», посвященный, как вы и догадались, ей самой — тому, как живется и трудится в НьюЙорке прославленной танцовщице, какую прекрасную школу она создала в Квинсе.

И, конечно же, подлинным открытием этого вечера стало выступление виртуоза, молодого танцора Артура Гулькарова, который представил новую программу, включающую современные танцы народов мира.

Вся американская программа была подготовлена и представлена в Душанбе на правительственном концерте неутомимым Борисом Катаевым, который был режиссером этой программы.

Об этом концерте я напишу отдельно. Но вернусь к президенту Таджикистана.

После того как завершился концерт и исполнителей стоя чествовали благодарные зрители, президент страны с места попросил микрофон и счел необходимым поблагодарить артистов, и в первую очередь гостей, за радость и удовольствие, доставленные зрителям.

Позже, находясь в своей резиденции на званном ужине в честь гостей города и организаторов этого праздника, Эмомали Рахмонов попросил гостей порадовать присутствующих своим талантом. Когда Тамара Катаева пела вальс «Гул–духтарони тожик», президент пригласил Малику Калонтарову на танец и галантно вальсировал с ней.

Не удержался и мэр города Москвы г–н Юрий Лужков. Он стал танцевать под таджикскую мелодию, удивляя всех чувством ритма кулябского танца.

Затем Ю.Лужков специально подошел к столу американских артистов и, поблагодарив их за прекрасный концерт, обратился к Артуру Гулькарову с предложением принять участие в московских концертах.

— Вы — как Махмуд Эсамбаев, — сказал он молодому артисту, для которого это имя тоже много значило, — и должны порадовать Россию своими прекрасными танцами.

На следующий день, когда более десятка тысяч д у ш а н б и н ц е в участвовало в карнавале, посвященном юбилею столицы, в середине программы вдруг прозвучали стихи, посвященные бессмертной Барно Исхаковой. Для нас, ее страстных поклонников и почитателей, было трогательно слышать эти строки дочери певицы — Берты Сезанаевой. И одновременно по площади проехала машина, на которой была установлена скульптура, символизирующая Барно. (Я вспомнил, как один певец, ученик Барно Исхаковой, в метрике свой дочери, в графе «имя», вписал: Барно Исхакова, фамилия — такая–то).

Вечером того же дня мы были приглашены на юбилейное торжество, которое проходило на стадионе имени Фрунзе. В нем приняли участие более 12 тысяч человек — танцоров, певцов, статистов.

Это было огромное шоу, такого я никогда в своей жизни не видел.

Нас посадили на самые почетные места, рядом с президентом.

Шоу, фейерверк, концерт будут мною отдельно описаны позже, но меня удивило то отношение, которое выражают душанбинцы к своим президенту и мэру. Они приветствовали их возгласами, и по интонации чувствовались их искренность и любовь.

Меня поразило, что президент без микрофона обращался ко всем зрителям и участникам. В те минуты, когда обращался президент, была такая тишина, что каждое его слово слышали на любом конце стадиона. Эта тишина прерывалась лишь ответными аплодисментами тысяч людей, но они сразу же прекращались, как только президент начинал говорить вновь. И так — в течение пяти минут.

На банкете, устроенном мэром города М.Убайдуллаевым, мы вновь почувствовали тепло сердец душанбинцев и внимание со стороны и президента, и мэра.

А разве возможно забыть каким вниманием нас окружили на студии телевидения. Г–н А. Рахмонов, председатель Таджикского радио и телевидения, специально накрыл для гостей стол, пригласил сотрудников, которые с большой радостью встретились со своими коллегами. Особое внимание, думаю, ощутил Борис Катаев, проработавший там почти два десятка лет.

Лилиана Дженсоновна Лалоева, наставница Б. Катаева, глазам не верила, что он вновь — в студии.

— Я так люблю всех вас, дорогие Шоиста, Малика, Тамара, Илюша! — не скрывая своего волнения, обращалась она к своим друзьям.

В этот же день она сделала по четыре клипа концертных номеров каждого из них и вечером представила на суд телезрителей. Затем была трансляция концерта гостей из зала госфилармонии.

Этот концерт был настолько ошеломляющим, что администрация никак не могла его завершить. А когда артисты вышли на улицу, они не могли пройти к своим машинам, так как были окружены толпой поклонников, желавших получить их автографы.

Общаясь на улице со многими душанбинцами, я был поражен тому, как много в Душанбе не таджиков. Да, миграция населения, поиски работы таджиков за рубежами родины, изменили национальный состав столицы. Сегодня в городе немало русских, татар, узбеков, украинцев.

Понятно, что положительное отношение президента страны Э. Рахмонова, мэра Душанбе М. Убайдулаева к евреям — не исключение, не выпячивание одной группы населения перед другой. Я понял, что это есть общая политика страны, которая смогла после всех страданий, выпавших на ее долю, строить отношения и внутри страны и за ее пределами предельно честно и откровенно, пытаясь создать модель, которая получит название «таджикская» — значит честная и успешная.

 
Благородная миссия:

Почти все мы покинули места нашего прежнего проживания с болью в сердце, ибо каждый из нас оставил там могилы отцов и матерей, братьев и сестер.Наш народ на протяжении всей своей...

Celebration of success. Leadership awards of 2009:

On June 24, 2009, The Jewish Child Care Association, aka JCCA and Association of Bukharian Jewish Youth of the USA “Achdut Unity,” hosted a formal dinner award ceremony...

Встреча поколений:

Интересное, удивительное событие произошло 17 июня 2009 года в НьюЙорке. Во всяком случае, для наших авлодов: Некталовых, Исхакбаевых, Хаимовых, Галибовых, Фузайловых...

...

© 2009 BukharianJewishCongress.org