Раббаи из рода Узайловых - проводники духовных ценностей своего народа
Религия | Духовные лидеры

ПОСВЯЩАЕТСЯ ДОБРОЙ ПАМЯТИ РАВВИНА М.А.ФУЗАЙЛОВА

«У многих наших раббаев есть славная генеалогия, уходящая корнями в глубь поколений».

Религиозные обряды и ритуалы, как и вся система религиозного образования, является мощным фактором самобытности этноса, укрепления и развития национальных традиций семьи и человеческих отношений.Раббай — это, прежде всего, духовный учитель, проповедник высокой морали, адвокат слабых, наставник сильных и не просто комментатор постулатов религии, а их интерпретатор в соответствии с веяниями и требованиями сегодняшнего прогрессирующего мира, в котором живут реальные люди.

До прихода русских в Среднюю Азию бухарские евреи практически не имели доступа к высшему образованию.Те из них, кто стремился к знаниям, должны были довольствоваться хедером (духовная школа), который имелся только в крупных городах.Наиболее целеустремленные молодые люди после завершения хедера углубляли свои знания под руководством известных философовталмудистов.В начале 20–го века центром духовной жизни евреев Средней Азии стал Самарканд, где существовали две школы талмудистов, готовившие духовных наставников.Их возглавляли раввин Иосеф Хожаинов (Талмуди) и раввин Шломо–Леви Элезеров (посланник Ребе Шнеерсона из Иерусалима).

Большинство способной молодежи из бухарско–еврейских семей становились раббаями, шохетами, моэлями, хазанами, но среди них почти не было врачей, юристов и других специалистов.Поэтому нам показалось интересным выяснить на примере одного рода, который в течение более 200 лет жил и работал в разных исторических условиях, является ли для бухарских евреев духовная профессия такой же типичной, как и для их ашкеназийских братьев.

Раньше всех сбором материала о родословной Фузайловых занялся мой покойный дядя М.А. Фузайлов (Сталинабад).Чуть позже, используя эти и собственные данные, мой двоюродный брат Г.А.Фузайлов составил рукопись — «Родословная Фузайловых» (Ташкент). По просьбе автора, я отредактировал и дополнил его рукопись, использовав для этого воспоминания моего отца раббая М.А.Фузайлова, а также сведения из доступных архивных и литературных источников.Недавно мне прислали из Израиля книгу на эту же тему, написанную на иврите потомком Рафаила Сионовича Георой Фузайловым. Все эти материалы послужили основой для данной работы.

Эстафета раббаев в родословной Фузайловых начинается с Иесефа Беньямини, который после смерти Беньямина Багдади (в конце 18–го века) переехал вместе с матерью апа Сорах из Багдада в Мехшед к своему дяде Мулло Симонтову (учитель в хедере). К чести дяди, он проявил к своему племяннику Иесефу отцовское внимание и заботу. С его помощью юноша успешно закончил хедер и у опытных мастеров овладел ремеслом ткача шелковых тканей и искусством их крашения.По приглашению купцов, уполномоченных эмиром, усто Иесефи Беньямини с группой ремесленников выехал в г. Бухару и на месте развернул работу по созданию цеха по производству и крашению шелковых тканей.

Наладив контакт с евреями Бухары, Мулло И о — сеф в субботние дни был шолиахом в местной синагоге, где читал и комментировал Тору, выступал с речами на поминках, участвовал в похоронах и семейных торжествах своих прихожан. За его красноречие евреи Бухары с почтением называли его Мулло Иосефи Чакчак. У Мулло Ёсефа и его жены апа Юшуо было 5 сыновей и 4 дочери.Самым способным из них оказался старший сын Беньямин, названный так в честь своего деда. Целеустремленного мальчика приняли в хедер выдающегося Талмудиста — Хохом Иосеф Мамона Магриби.Из этой школы после 10–летнего обучения выпускали ученых–раввинов.

Вскоре учитель обратил внимание на способного ученика и занимался с ним дополнительно в целях изучения Беньямином древнееврейского, арамейского языков и углубления его философских и религиозных знаний.Параллельно юноша уделял много внимания овладению ремеслом, ставшим их семейным бизнесом, — мастерству шелкоткачества и крашения тканей.

Беньямин рано определил свой жизненный путь: изучение Торы, познание Талмуда.Он всецело посвятил себя служению святому делу.

До 18 лет Беньямин обучался в хедере у Хохома Иесефа Мамона Магриби. Этот раббай, приехавший в Бухару из Марокко, поднял на небывалую высоту уровень духовной жизни бухарских евреев и реформировал по сефардскому образцу ряд аспектов их молитвенного ритуала.

Его самым любимым учеником был Беньямин. После окончания хедера Беньямину в числе первых выпускников был вручен ришут ученогораббая и он был назначен раввином главной синагоги Бухары. В 1820 году Мулло Беньямин, по рекомендации Хохома Иосефа, был приглашен в город Самарканд раввином центральной синагоги.Он это приглашение принял и вместе с женой апа Гадой и маленьким сыном Пинхасом выехал на постоянное жительство и работу в город Самрканд. Обосновавшись в этом городе, энергично принялся за строительство ткацкой мастерской. После завершения работ наладил производство, окраску тканей — и в дальнейшем основные доходы семьи были связаны именно с этой деятельностью.

Благодаря своему уму, честности, порядочности и образованности, он быстро завоевал авторитет и уважение среди не только евреев, но и мусульман. Его с почтением стали называть «Мулло Фузайл» (мудрый). Это имя за ним настолько прочно закрепилось, что со временем стало семейной фамилией и уже все называли его так.Впоследствии Мулло Фузайл стал главным духовным наставником бухарско–еврейской общины города Самарканда.Духовное влияние Мулло Фузайла на окружающих, близких и детей было настолько велико, что четыре его сына — Пинхас (Максум), Борух (Гулом), Рубен и Иосеф — пошли по стопам своего отца, посвятив себя служению религии.

Свою преданность «Вере отцов» доказал молодой, 32– летний, Мулло Борух Фузайл, который, выполняя поручение общины и будучи захвачен бандитами–чернопалочниками, отказался принять мусульманскую веру и геройски погиб, сохранив незапятнанной честь еврея.

В похоронах героя участвовала вся община. В знак уважения к памяти Мулло Боруха все его потомки стали называться «Гуломами».

В хедере Мулло Фузайла, кроме Мулло Гулома, учились также его другие сыновья: Мулло Пинхос (Максум), Мулло Рубен и Мулло Иесеф. Мулло Пинхос (Максум), кроме Торы, Талмуда и других религиозных книг, с увлечением изучал труды Рамбама, Абу Али ибн Сино, был хорошо знаком с Восточной поэзией. Не случайно друзья и близкие с уважением его величали Мулло «Максум» (ученый).Это почетное имя за ним закрепилось и перешло к его потомкам, к фамилии которых стали добавлять «Максум».Например, Ари Максум Фузайлов, Мошияхи Максум Фузайлов и др. До сих пор в роду Фузайловых различают 2 ветви потомков: Максумов и Гуломов. Мулло Максум, Мулло Рубен и Мулло Иесеф были авторитетными раббаями, занимались филантропией, помогали бедным семьям, отдавали много сил и времени делу укрепления принципов иудаизма в общине.

Мулло Максум был моэлом, участвовал в Хевро–Кидушо, помогал бедным, устраивая их свадьбы и поминки за свой счет. Народ относился к нему с любовью и уважением.

В следующем поколении Фузайловых Арон Борухович (Гулом) был моэлом, Хаими Максум, Ари Максум, МошеХаим Ионович (Максум) — хазанами, а Сион Иесефович (Максум) — раббаем. Все они активно работали в деле духовного воспитания и укрепления национального достоинства у бухарско–еврейской молодежи своей общины.

Ученики Мулло Иесефи Талмуди — Мулло Михоэл Ариевич (Максум) и Мулло Шолом Сионович (Максум) — были раббаями, Мулло Михоэл в Самаркандской синагоге, а Мулло Шолом — в Андижанской.

При необходимости каждый из них мог выполнять обязанности шохета и моэла.Благодаря знаниям, которые они получили в иешиве своего учителя Мулло Иесефи Талмуди, оба многие годы своей жизни посвятили изучению кабаллы. Они считали необходимым индивидуально беседовать на религиознопросветительские темы (о еврейских обрядах, образе жизни, выполнении праздничных и субботних обрядов, ношении кипы на голове, почитании старших в семье и обществе и т.д.).

За свою преданность иудаизму Мулло Михоэл и Мулло Шолом подвергались жестоким преследованиям административных органов в городах своего проживания и были вынуждены по несколько лет скрываться в разных уголках Советского Союза.

Во 2–м томе книги «История бухарских евреев» (НьюЙорк, 2005 г.), в разделе «Религия», Г.Пулатов приводит имена ряда раввинов — «носителей духовной культуры бухарских евреев в Средней Азии», которые в трудные и жестокие годы сталинского режима и позднее самоотверженно сохраняли еврейский образ жизни в общинах. Среди других имен упоминаются Михоэл Фузайлов (Максум), Илову Хохом Фузайлов (Максум) и Шолом Фузайлов (Максум), долгие годы активно работавшие в Самарканде и Адижане, а Мулло Шолом еще и в бейт–кнессете Эрец Исраэля.

Признательные потомки в условиях далекой эмиграции в США не забыли своего духовного пастыря Мулло Михоэла Фузайлова и в знак уважения вывесили его большой портрет на почетном «Стенде Памяти» в центральной бухарско–еврейской синагоге Нью Йорка в Квинсе. А Мулло Шолому Фузайлову посвящен целый раздел в книге И.Суфичаева и Х.Шимонова «Бухарские евреи в народной и современной медицине» (Израиль, 2005, т. 2).

Как раввин, каббалист и целитель, Мулло Шолом Фузайлов восстановил здоровье многих страждущих.

Мулло Михоэл и Мулло Шолом оставили после себя много признательных учеников и последователей. И среди них любимый внук Мулло Шолома Натаниэл, являющийся выпускником Иерусалимской иешивы и мечтающий подобно дедушке стать мудрым раббаем. Сын Мулло Шолома Уриэль Фузайлов, в прошлом инженер–строитель, эмигрировав вместе с семьей из Андижана в Израиль, поселился в Сдероте, где построил себе дом, обжился. Увидев горе и мучения жителей этого многострадального города, по велению души, выучившись, стал равом одного из бейт–кнессетов города–героя.Муло Уриэл является желанным ведущим на всех семейных событиях бухарских евреев Сдерота, поддерживая общину в тяжелейших условиях террора мусульманских экстремистов Хамаса из соседней Газы.

Духовной деятельности посвятил себя молодой, 37– летний, но очень авторитетный и уважаемый жителями Нью–Йорка Мулло Шолом Нисанов, правнук Эфраими Фузайла (Максум), раббай синагоги «Кхилат сефардим Аховат Ахим» Квинса. Перед Мулло Шолом Нисановым в условиях свободного, демократичного Нью–Йорка открывался широкий простор для выбора любых светских профессий, однако его целью, его неодолимым душевным стремлением была работа на ниве духовного просвещения, желание посвятить себя служению Вере Отцов. Как верный сын своего народа, Мулло Шолом — активный участник жизни бухарско–еврейской общины города НьюЙорка, заботливый попечитель нуждающихся в поддержке и помощи эмигрантов.Достойными продолжателями дела своего прадеда Мулло Михоэла Фузайлова (Максум) являются его 2 правнука: Михоэл, внук Рафаила Михайловича Фузайлова и Гавриэл (Джордж), мой внук.

Михаилу уже 21 год, у него, что называется, генетическая предрасположенность к духовной деятельности (недаром его в честь прадеда назвали Михоэлом). После окончания школы перед ним раскрылись широкие перспективы, Он мог выбрать профессию врача, как его отец и дед, или профессию финансиста, как мать, но он целеустремленно, следуя своему душевному влечению, поступил в иешиву при университете.Сейчас он перешел на 4– й курс и мечтает после окончания этого учебного заведения учиться дальше в университете и стать, как прадедушка, раввином.

Встреча на жизненном пути с раббаем Нериё Аминовым для Михаила была судьбоносной. Раббай, как истинный учитель, смог понять своего молодого ученика, привлек его к сотрудничеству и рекомендовал на интересную работу в качестве одного из редакторов и распространителей газеты «Нер Мурдхай», издаваемой синагогой в Кью–Гардес.

В заключение я с гордостью хочу рассказать о своем внуке Гавриэле (Джордж), которому сейчас 17 лет. Он уже успел успешно окончить еврейскую школу при синагоге «Кригер Шехтер», здесь же учился и продолжает учиться в воскресной школе, сначала в классах по подготовке к бар–мицве, а сейчас в классе по изучению философии иудаизма.Тест на проведение обряда бар–мицвы Гавриэл, к нашей радости, блестяще выдержал, продемонстрировав в синагоге знание Торы и Талмуда.Раббаи синагоги обратили внимание на способного ученика и подготовили его к самостоятельной работе в качестве репетитора по подготовке соискателей к обрядам бар– и бат–мицвы. В настоящее время Гавриэл совмещает учебу с работой и спортом и набирает кредиты для поступления в университет.

Таким образом, следует подчеркнуть, что духовная активность бухарских евреев передается из поколения в поколение и является залогом сохранения нашего этноса.

Приведенные нами данные свидетельствуют о том, что род Фузайловых за 2 столетия выдвинул и подготовил из своей среды примерно 20 раббаев, шохетов, моелов и хазанов, которые были духовными наставниками и проводниками духовных ценностей в бухарско–еврейской общине.

Поэтому их усилия и труд, наряду с деятельностью других раббаев, способствовали тому, что бухарские евреи, несмотря на самые крутые повороты своей истории, твердо придерживались ортодоксальных позиций святой религии отцов. У многих наших раббаев есть славная генеалогия, уходящая корнями вглубь поколений. И они сделали многое, чтобы поддержать и поднять духовный уровень нации.

На снимке: Мулло Михоэл Фузайлов с супругой Оснат Рубиновой.

 
Благородная миссия:

Почти все мы покинули места нашего прежнего проживания с болью в сердце, ибо каждый из нас оставил там могилы отцов и матерей, братьев и сестер.Наш народ на протяжении всей своей...

Celebration of success. Leadership awards of 2009:

On June 24, 2009, The Jewish Child Care Association, aka JCCA and Association of Bukharian Jewish Youth of the USA “Achdut Unity,” hosted a formal dinner award ceremony...

Встреча поколений:

Интересное, удивительное событие произошло 17 июня 2009 года в НьюЙорке. Во всяком случае, для наших авлодов: Некталовых, Исхакбаевых, Хаимовых, Галибовых, Фузайловых...

...

© 2009 BukharianJewishCongress.org