Пронзительная боль, или горе народу, не имеющему своего государства
Литература | Проза

(о романе Я. Савзона “Хлеб изгнания”)

Трудно представить сколько людей, по–настоящему одаренных, так и остались в безызвестности, создав произведения только для узкого круга читателей. К счастью, эту судьбу избежала книга Я.Савзона “Хлеб изгнания”. Спустя два года после ее публикации в Израиле и девять лет – после издания ее фрагментов в Душанбе, пройдя многие тернии и ухабы жизни, она пришла к нам в Нью–Йорк. Что ж, можно поздравить друг друга с таким неожиданным сюрпризом.

Яков Савзон сумел воссоздать целую историческую эпоху из жизни своего народа, раскрыть события 1910–1950 годов в ярких запоминающихся образах, сосредоточив свое внимание на судьбах бухарских евреев Гиссарского бекства, которое до установления советской власти входило в Бухарский эмират.

О каждом писателе можно сказать, что он отразил особый период в развитии общества, но на долю Якова Савзона выпала чрезвычайно трудная и ответственная задача. Он как художник запечатлел не просто жизнь своих соотечественников, но всем ходом описываемых событий подтверждал идею обязательного Исхода, обретения настоящей родины. Ибо во всех остальных ситуациях – и тогда, когда ты — верный вассал эмира, и преданный солдат революции, и отважный воин в смертельной схватке с фашистами, и честный трудяга, — ты все равно изгой, гоним и нет места тебе под чужим небом.

Главный герой романа Аарон. Его глазами и его сердцем мы воспринимаем огненный вихрь революции, бесчинства слуг эмира, страшные эпизоды басмачества, изнанки советской системы, войну Отечественную, послевоенные надежды и крушения. И при всей такой масштабности поразительно тонкое и пристальное внимание едва ли не к каждому, к кому обращен взор автора. Это и бедный мальчик Ягуда, отданный в счет долга в чужую семью, отец Аарона – Ави, попавший в зиндан лишь потому, что не было на нем желтого пояса, бечевки, обязательного атрибута иудеев Бухары, его брат Рафаэль, богач Хаджи Юсуф, религиозные служители и многие другие. Вереницей проходят представители мусульман, начиная от жестокого и похотливого Эмира Бухарского. Интересно отметить, что автор, не сгущая краски, рассказывает о тяжелой судьбе своего народа, не идеализирует его, раскрывая с такой же жестокой правдой дурное и косное, все, что есть в нем.

Больно автору за ханжество мулло Ари, который нарушил Шабат, подняв с земли подброшенные специально, в насмешку, мусульманами деньги; за мулло Ури, упрятавшего в тюрьму своих родственников и соседей… Таких моментов в книге немало, они свидетельствуют об объективности автора. Отсюда и острота восприятия тех страниц, в которых повествуется об ужасах басмачества, о предательстве “друзей” – местных мусульман.

Говоря о художественных достоинствах этого произведения, следует прежде всего сказать о языке. Он — яркий, сочный, перемежаемый бухарско–еврейскими оборотами речи, извлечениями из Торы, пословицами и поговорками, типа “Макри зан сад реша дорад” (“Женская хитрость многогранна”) или “Фалак аз дасти зан андеша дорад” (“Дьявол теряется в выборе игры женщины”). Или такие меткие наблюдения: “Сын еврея кушает за шулханом и с именем Бга”, “Если мусульманин обо всем узнает на базаре, то еврей в синагоге”.

Автор достиг редчайшей гармонии, цельности идеи произведения и средств его воплощения, когда его мысли живут в самой плоти произведения, в каждой его клетке.

Благодаря писательскому искусству Я.Савзона произошло чудодейственное превращение идейного в эстетическое. Это как раз тот случай, о котором еще Л.Толстой писал, что настоящее искусство – это способность заражать читателя чувствами героя. Так оно и есть. Что касается жанра, то, на наш взгляд, это роман и не просто роман, а эпический, хотя сам писатель скромно назвал свое произведение повестью. Но по широте охваченных событий, по богатству человеческих характеров, по глубине психологизма, которым блестяще владеет автор, это, безусловно, более чем повесть. К художественной находке автора относится и название романа “Хлеб изгнания”, включающее в себя огромный заряд идейности, эмоциональности и национальной символики; хлеб изгнания горек изначально. Сколько тысячелетий мы потребляем его…

Автору этой умной и добротной книги следует писать и писать, дабы не прервалась золотая нить бухарско–еврейской литературы.

 
Благородная миссия:

Почти все мы покинули места нашего прежнего проживания с болью в сердце, ибо каждый из нас оставил там могилы отцов и матерей, братьев и сестер.Наш народ на протяжении всей своей...

Celebration of success. Leadership awards of 2009:

On June 24, 2009, The Jewish Child Care Association, aka JCCA and Association of Bukharian Jewish Youth of the USA “Achdut Unity,” hosted a formal dinner award ceremony...

Встреча поколений:

Интересное, удивительное событие произошло 17 июня 2009 года в НьюЙорке. Во всяком случае, для наших авлодов: Некталовых, Исхакбаевых, Хаимовых, Галибовых, Фузайловых...

...

© 2009 BukharianJewishCongress.org