Шалом, родня Махалля!
Всемирный Конгресс бухарских евреев | Президент

"Вот эта улица, вот этот дом!" — мог пропеть каждый из Левиевых, приехавших из Израиля в Самарканд, чтобы пройтись вместе с членами своей семьи по родному еврейскому кварталу "Восток" — "Шарк", заглянуть в дом деда, где прошло босоногое детство и юность нынешнего президента Всемирного Конгресса бухарских евреев, поклониться местам, где жили их предки.

БУХАРСКИЙ АКЦЕНТ ЯПОНСКОГО ПАРКА

Из ташкентских впечатлений хочу особенно выделить прекрасно организованный вечер в Японском парке гостиницы "Inter Continental", куда направились гости после приезда. Сам парк является, несомненно, подлинным произведением ландшафтной архитектуры. Расположенный неподалеку от телевизионной башни, он воспринимается как нечто фантастическое: извилистые дорожки, мостики, гладь чистых прудов, величаво плывущие лебеди, — все это создает особое настроение.

Наконец мы оказались на поляне, где и состоялся (естественно, глатт–кошерный) банкет.

Приветливые хозяева дарили каждому (!) золотистую тюбетейку и халат, и сама эта потрясающая идея сразу же наполнила парк, утонувший в золотистых блесках и улыбках гостей, праздничной атмосферой. Остается добавить, что интересная и разнообразная программа, подготовленная ташкентцами специально к приезду Леви Леваева, была дополнена искрометным выступлением Хая Давыдова и Артура Гулькарова. Давно не приходилось мне видеть вокруг столько счастливых и радостных лиц!..

Снимок, запечатлевший гостей Узбекистана в тот памятный вечер, думаю, станет историческим.

САМАРКАНД

Утром следующего дня мы вылетели на двух самолетах в Самарканд. Несмотря на прохладное утро в аэропорту нас ожидали восточные красавицы с букетами цветов и ансамбль музыкантов с карнаями, сурнаями и дойрами.

Леви Леваева у трапа его личного самолета встретил хаким Самарканда Сухроб Рафиков — мэр, известный далеко за пределами города. Впрочем, нет необходимости специально представлять его читателям газеты: его неизменно доброжелательное отношение к своим землякам — бухарским евреям — хорошо известно всей нашей общине.

Вместе с Рафиковым в аэропорт прибыли братья Бен и Аба Биньяминовы, Илья, Абрам и Даниэль Муллоджановы, международный гроссмейстер, чемпион мира по шашкам председатель еврейской общины Марк Фазылов, филантроп, член кладбищенского комитета Валерий Аллаев, директор самаркандского еврейского кладбища Нисон Аронбаев и другие активисты.

Самарканд занимает особое место в жизни Леви Леваева. И хотя местом его рождения в документах значится Ташкент, он с гордостью причисляет себя к самаркандцам и с глубочайшим почтением говорит о замечательных традициях, характеризующих еврейскую общину этого города в годы его юности. Кроме прочных родственных уз и семейных преданий, тесно связывающих его с этим городом, Самарканд был тем местом, где находилась и функционировала единственная на территории СССР подпольная иешива ХАБАДа, в которой учился юнога, ставший со временем не только президентом Всемирного Конгресса бухарских евреев, но главой Федерации еврейских организаций СНГ и благотворительного фонда "Ор–Авнер".

Маленький Авнер, внук раввина Авнера Леваева, с интересом ходил по улицам города его предков и постоянно задавал вопросы отцу. Как же счастлив был Леви Леваев пройтись вместе с семьей по самым дорогим в его жизни местам и подробно рассказывать о своих предках.

Самарканд — это дом его деда, раввина Завулуна Левиева и отца, раввина Авнера Левиева, внесших огромный вклад в развитие духовной культуры евреев Средней Азии. Это и дом Мани Некталова, тети Юхвет ПинхасовойНекталовой (сестры покойной ребецин Ханы Некталовой–Левиевой). Еще вечером, накануне исхода Субботы, когда все гости и семья Леви Леваева собрались за столом в ташкентской гостинице "Inter Continental", он специально рассказал собравшимся о традициях евреев Самарканда, подчеркнув присущее им стремление и умение воспитывать детей в духе Торы.

— К сожалению, я не могу так отозваться о семьях бухарских евреев, проживающих в современном Иерусалиме, — сказал он. — Обратите внимание, в годы правления коммунистов, когда за каждым верующим шла тотальная слежка, самаркандцы смогли сохранить синагоги, развить еврейскую систему воспитания, сопротивлялись ассимиляции. Одним словом, стремились выполнять заветы Торы.

Мне посчастливилось сопровождать чету Леваевых и членов Конгресса в ходе посещения кладбища и еврейского квартала. Я вспомнил, как знакомил с Самаркандом президента Всемирного Еврейского Конгресса Эдгара Бронфмана, который не мог скрыть своего потрясения от встречи с бухарскими евреями города, покоренный их великодушием и гостеприимством.

Прошло чуть более десяти лет. И от былого величия квартала "Восток" остались только синагога и десяток семей, проживающих вокруг "Гумбаза".

Первым делом мы направились к могиле Мани Некталова. Мне не составляло труда найти ее, поскольку она находится рядом с местом захоронения моего деда Завулуна Некталова на участке, где похоронены многие наши предки.

Затем мы посетили могилы остальных родственников Леваева, в частности, отдали почести выдающемуся раввину ХХ века Хискиё Кайкову, имя которого носит малый зал синагоги "Гумбаз". Леваев подробно рассказывал о великих деяниях раввина, его помощи еврейским беженцам в годы Второй мировой войны, о рискованной и благородной работе в общине в годы правления Сталина.

Леваев с большим волнением ознакомился с историей корифея бухарского Шашмакома певца Его Превосходительства Эмира бухарского Левича–хафиза Бобоханова, последние дни которого были связаны с гостеприимной землей Самарканда. Для наших гостей из Израиля это имя уже было знакомо благодаря поставленному в Америке и Израиле спектаклю Ильяса Маллаева. Рядом в Левича–хофизом покоятся великие музыканты и художники прошлого Михаил Толмасов, Гавриэль Муллокандов, Юсуфхаим Елизаров, Борис Рубинов.

Валерий Аллаев ознакомил гостей с отреставрированной часовней — хонако, которая произвела на гостей приятное впечатление.

— У нас есть проекты по реконструкции кладбища со стороны улицы Кожзаводской, — сказал он. — Я надеюсь, что Леви Леваев ознакомится с ними и поддержит нас.

ГУМБАЗ

Синагога "Гумбаз" — один из самых поразительных и величественных архитектурных памятников конца ХIХ века. В последние годы она подверглась реконструкции, и белый узорчатый ганч, на голубом фоне купола, деревянная бима (проект художника Бориса Рубинова) значительно изменили ее облик.

Встречая высоких гостей, братья Муллоджановы и Биньяминовы заклали двух баранов: одного в честь Леви Леваева, а второго в честь его супруги Ольги.

Приглашенный из Ташкента шойхет Давид Коэн Муллокандов блестяще справился с этой задачей. На глазах у изумленных и несколько испуганных детей Леваевых, которые впервые присутствовали на этом обряде, он кошерно освежевал двух ягнят.

— Я сегодня выдержал самый главный экзамен в моей жизни, — с гордостью отрапортовал Муллокандов, — по всем правилам кошера исполнил свои обязанности в присутствии самого Леви Леваева!

Затем все направились в синагогу раввина Кайкова, в центральном зале которой гостей ждало обильное угощение. Леви Леваев занял место, на котором когда–то сидел его дел Завулун. По счастливому совпадению, над ним весел флаг Государства Израиль, как бы символизируя историю семьи Леваевых, которые в трудные годы одними из первых репатриировались на Землю Обетованную.

Мэр города г–н Рафиков, приветствуя дорогого гостя, отметил огромный вклад общины бухарских евреев в развитие культуры и искусства, экономики и науки Самарканда и Узбекистана в целом.

— Недавно наш город отметил свой 2750–летний юбилей, — сказал мэр, обращаясь к Леваеву, — и мы хотим преподнести вам коллекцию памятных монет, изготовленных к этой дате.

Братья Муллоджановы, которые просто светились от счастья, что могут находиться рядом со своим кумиром Леви Леваевым, преподнесли в дар ему и его супруге дорогие золотошвейные халаты. Такой же был торжественно преподнесен и автору этих строк.

Обращаясь к присутствующим, г–н Леваев горячо поблагодарил организаторов встречи.

— Сегодняшний день станет памятным как для меня и моей семьи, так и для каждого, кто приехал из Израиля в этот красивейший город мира, — сказал он.

— Приезд Леваева — главное событие в жизни нашей общины, — сказал мне Илья Муллоджанов. — Он является гордостью бухарско–еврейского народа, той личностью,, на которую нам всем следует равняться.

Председатель общины, главный редактор газеты "Шофар" Маркиэль Фазылов, поблагодарив высокого гостя за постоянную поддержку и помощь самаркандской общине, рассказал две хасидские притчи, которые очень пришлись по душе Леваеву.

Бен Биньяминов, стоявший у истоков просветительской и культурно–политической жизни бухарских евреев ХХ века, а ныне входит в Президиум Всемирного Конгресса бухарских евреев, еще раз подчеркнул важность визита представительной делегации гостей из Израиля:

— Всемирный Конгресс, созданный Леви Леваевым, стал символом нашего единства. И очень важен тот факт, что наш президент не только сам приехал вместе с семьей, но и привез с собой целую группу активистов Конгресса и видных бизнесменов, которые могут внести серьезный вклад в развитие экономики Узбекистана. Я уверен, что многие из них вернутся в эти места, но уже с конкретными бизнес–проектами. Я очень в это верю!

ЗДРАВСТВУЙ, МИЛЫЙ ОТЧИЙ ДОМ

Улица Динаусская, переименованная в улицу художника Елизарова, почти не изменилась. Мы шли по ней вдоль арыка, в водопроводные ячейки которого стекает вода, и дети Леваева старательно обходили лужи и лунки. Я буквально ощущал, с каким волнением семья переступила дом своего предка — раввина Завулуна Левиева. (Сейчас там живет семья таджиков.) На косяках старинных дверей, не изменившихся за полвека, сохранились отверстия в местах, где прикреплялись мезузы. Леви Леваев прикасался к ним с особой нежностью, как бы возвращаясь в то далекое, босоногое детство, где дом деда был символом всего кошерного, святого и родного.

— Вот здесь бабушка выпекала хлеб, нони–токи, танук, — вспоминает Леви Леваев, — а в этой комнате мы все собирались за большим столом.

Надо было видеть, с каким неподдельным интересом слушали историю своего рода дети и племянники Леваева.

— Это самый незабываемый урок истории из всех, что я получила в своей жизни, — говорит дочь Леви Леваева Рут. — Одно дело видеть все это на фотографиях, и совсем другое –соприкоснуться с этим домом, пройтись по этим узким улочкам.

— Еврейский квартал в Самарканде — это просто фантастическое место, — говорит Габби Юсупов, племянник Леваева. — Махала... Я столько слышал об этом, и только теперь понимаю, какое это чудо! Я впервые вошел в дом моего прадеда Мулло Завулуна Левиева. В нем множество комнат для разрастающейся семьи. Здесь родилась моя мама. На чердаке сохранилась с прошлых времен двойная стена. За ней, опасаясь преследований, три года скрывался мой прадед, пока не был пойман КГБ.

Какое счастливое поколение, — подумал я. Они знают о зловещем КГБ, как говорили в народе, "сеъклима" (трехбуквенном), разве что по рассказам своих предков. Но я, слушая Леви Леваева, воспринимал его рассказ с огромным волнением, зная, сколько невинных людей поглотили жернова этой зловещей организации. Тем сильнее был вызов, брошенный властям: вопреки всему, обучать детей Торе, проводить учебные семинары для тех, кто не представляет жизни без кашрута, благословений, молитв и радостного служения Б–гу.

Левиевы или как они теперь называются Леваевы — это пример подлинного мужества, мужественного сопротивления идеологии воинствующего атеизма — их было не сломит! Благодаря таким, как раввины Завулун и Авнер Левиевы, стал возможен успех Леви Леваева, на их традициях возведено его стремление не только поддержать, но и приумножить многократно завоевания своего отца и деда.

И когда три сына раввина Авнера Левиева — Леви, Моше и Шумиэль — спели во весь голос древние нигуны своих отцов и под сводами синагоги "Гумбаз" вновь раздался величественный гимн "Эль мисторер бешафрим шевийон", наполняя нас потрясающей энергетикой сыновей, а стройные и выразительные голоса левитов подхватили эту песнь, я глубоко и взволнованно ощутил мощь и величие духа, силу правды, веры и преданности традициям наших великих предков.

Леви Леваев вспомнил о годах, поведенных в иешиве ХАБАДа, когда невозможно было достать кошерные продукты и приходилось довольствоваться овощами, фруктами и лепешками. И только придя в дом своего деда или тети Юхевет, он мог вдоволь наесться:

— Тетя Юхевет специально для меня сразу же зажаривала кайля — несколько кусочков мяса, которые я сразу поглощал, не отходя от кухни.

Я вспомнил нашу соседку и родственницу, мудрую и добрую тетю Юхевет, ее внуков Светлану и Илюшу, с которыми прошли мои детство и юность.

Г–н Леваев попросил меня показать дом моей тети. Мы пришли на улицу Толмасова, проезд 2, но, к сожалению, все уже было перестроено.

Вечером благородные самаркандцы организовали банкет в престижном отеле "Афрасиаб". Естественно, все было кошерно и блюда готовились специально приехавшим из Израиля поваром.

Сухроб Рафиков преподнес Ольге Леваевой красивый подарок: афганский ковер ручной работы и бухарский халат. В ответ Леви Леваев подарил мэру серебряный барельеф Иерусалима и… телефон, сказав при этом:

— Я подумал, чем я могу удивить мэра? И решил преподнести ему телефон, в котором будет закодирован единственный номер: лично мой.

Затем началась музыкальная программа с талантливым певцом Мардоном и Хай Давыдовым, который поразил мэра своим безупречным бухарским юмором.

— Неужели Хай родился в Израиле? — спросил меня г–н Рафиков.

— Он и театральный институт закончил в Тель–Авиве, а в настоящее время возглавил собственную театральную труппу, которую активно поддерживает Конгресс бухарских евреев, — с гордостью за молодого артиста ответил я.

Самаркандская программа оказалась очень интересной и на редкость разнообразной.

— Я с особым нетерпением ждал встречи с Самаркандом, — сказал мне Леваев, — а теперь и моим детям есть, что рассказать о нем.

 
Благородная миссия:

Почти все мы покинули места нашего прежнего проживания с болью в сердце, ибо каждый из нас оставил там могилы отцов и матерей, братьев и сестер.Наш народ на протяжении всей своей...

Celebration of success. Leadership awards of 2009:

On June 24, 2009, The Jewish Child Care Association, aka JCCA and Association of Bukharian Jewish Youth of the USA “Achdut Unity,” hosted a formal dinner award ceremony...

Встреча поколений:

Интересное, удивительное событие произошло 17 июня 2009 года в НьюЙорке. Во всяком случае, для наших авлодов: Некталовых, Исхакбаевых, Хаимовых, Галибовых, Фузайловых...

...

© 2009 BukharianJewishCongress.org