Эстер - звезда востока
История бухарских евреев | Новая история (1917 - наши дни)

К СТОЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ЭСТЕР БАДАЛОВОЙ
Эстер Бадалова родилась 11 мая 1903 года в Самарканде в патриархальной семье. Ее родители, Матат Бадалов и Дворо, были набожными людьми, о которых все отзывались с уважением и почтением.

Названная в честь легендарной царицы, Эстер с детских лет выглядела, как принцесса, очаровывая всех своими черными смолянистыми глазами, черной длинной косой.

Ее юность совпала с революцией, зрелось — с годами отчаянной борьбы за осуществление идеалов коммунизма, с освобождением женщин Востока от религиозных вековых предрассудков — обретением ими права открыть свое лицо и быть равными членами общества. А дальше — война, сталинизм, оттепель, брежневиада… Последние дни и годы она провела в Израиле. Но это не все. Главное в ее жизни составляли любовь, семья, вера в Ашема, служение своему народу.

5 мая бухарско–еврейская общественность отмечает 100–летие со дня рождения Эстер Бадаловой–Максумовой и 20 лет со дня ее смерти.

БЕЗ СТРАХА


На древней площади Регистана высокая, красивая девушка, на буром коне, глядела в сторону родного квартала. Всходило яркое солнце, озаряя своими лучами–прожекторами минареты и ШерДора. Эстер прощалась с Самаркандом. Она любила его, и ей вовсе не хотелось расставаться с ним. Эстер отправлялась в далекий Душанбе, новую столицу Таджикистана в числе 25 тысяч коммунистов, отправленных со всего Союза в Таджикистан укреплять там советскую власть.

На этой площади Эстер вместе со своими единомышленницами Бахмал Ягудаевой, Ёэль Балхиевой и другими были первыми, кто решительно отказались подчиняться обычаям прошлого и здесь, публично (!) сбросили с себя паранджу.

Понятно, что этот протест был одобрен новыми властями и коммунистами — теми, кто силой поддерживал радикальные перемены в исламских окраинах Российской империи. Узбечки и таджички, татарки и туркменки, свершившие тот подвиг подверглись, несмотря на законы новой власти, страшным испытаниям. От них отказывались родители, их убивали. Но они, не желая примиряться с постылой судьбой, предпочитали смерть рабству. Эстер решилась на свой смелый поступок не вдруг — пришла к этому решению давно. Скромная и застенчивая девушка, одухотворенная мечтой о счастливом будущем, уверенная в правоте новых лозунгов, видела в этом поступке шаг к истинным свободе и равенству. Эстер включилась в борьбу для того, чтобы не только открыть лицо, но и включиться в социальную и культурную жизнь страны.

Эстер Бадалова не просто совершила поступок, она понимала ту ответственность, которую взяла на себя. Отправляясь в далекий Душанбе, (ставший затем на некоторое время Сталинабадом), она устремилась к новой жизни. Без страха. В ее жизни никогда не было страха.

СТАЛИНАБАД


Новая жизнь, «заря социализма на Востоке», становилась реальностью благодаря самоотверженному труду таких вот женщин, как Эстер. Молодую и волевую самаркандку можно было встретить на полевых станах и рабочих митингах, в перестрелках с басмачами и у ткацких станков.

«Было опасно, — вспоминает заслуженная арстистка Таджикистана Фатима Коенова, — к ней были приставлены телохранители. Фанатизм исламистов был крепок, но она этого не боялась. Она была уверена, что Ашем хранит ее для того, чтобы установить в мире справедливость».

Эстер отправлялась по первому зову в любую точку горного края. Седлала коня — и вперед…

Робия (Варзобская) говорила: «Ман курбонатон шавам, Шумо мохоро аз босмачихо халост кардед!»

ЛЮБОВЬ


Эстер Бадалова долго не могла встретить человека, который бы понял и принял ее вот такую, какая есть. Не каждый мог распознать в этой волевой и напористой коммунистке нежную, тяготеющую к домашнему очагу и теплу, девушку.

Когда Эстер встретилась с Иосифом Максумовым (Митон), братом известного раввина Мулло Яхиэля, она поняла, что это — он, тот самый человек. Рядом с ним она могла себя чувствовать защищенной. Не потому что боялась кого–либо, нет, никогда. Но ей хотелось находиться с человеком, за которым — как за каменной стеной. Уверенная в себе, Эстер не была строптивой. Ждала от своего избранника любви. И она ее получила.

Став женой весьма религиозного человека, коммунистка Эстер не изменила своему образу жизни. А точнее, он стал для нее причудливой смесью иудаизма и коммунизма. В первом она черпала духовные силы, а во втором, стимул для борьбы с невежеством и неравноправием. В семье соблюдались еврейские праздники, традиции, сыну Борису сделали брит. Были и курьезы, связанные с законами субботы. Но Иосиф так любил свою Эстер, что прощал ей это. Не они одни так жили.

“Зато какие дивные столы и блюда готовила Эстер в Песах, — вспоминает с восторгом ее племянник Борис Аллаев, — сколько родственников собиралось под огромной суккой, установленной Иосифом для всей родни!”

Счастливая и любимая, она подарила своему избраннику дочь, затем сына. Потом, через многие годы, — еще дочь.

Она продолжала созидать ту новую жизнь, которую обещала построить своему народу.

НАША ЭСТЕР


Такие, как Эстер, не засиживаются у колыбелей и кухонь. Да и партия родная не давала таким оставаться в тени, в стороне от своих магистральных проектов. Эстер Бадалова возглавляет различные предприятия, в которых работали в основном женщины. В 1932 году она организовала первую конференцию таджикских женщин в Ходженте и ее пламенная речь на ней взбудоражила общественность города.

— Она была такой агитатор! — вспоминает Ф.Коенова. — О таких, как Эстерапа говорили «ведет за собой массы».

Эстер долгие годы возглавляла партийную организацию на крупных предприятиях столицы. Особыми словами благодарности вспоминали о ней на чулочно–насочной фабрике, где работали около 1000 человек.

— К ней всегда обращались женщины за советом, помощью и знали, что Эстер– апа обязательно поможет, — вспоминает о ней Рая Абаева–Муллокандова.

Начавшаяся война стала сильным потрясением для молодой коммунистки. Она ненавидела немецких фашистов, а рассказы прибывавших беженцев из западных районов страны, среди которых было немало и евреев, вызывали состраданиек жертвам войны. Когда на фронт уехали почти все мужчины рода, она взяла на себя ответственность поддерживать их семьи.

— Мой старший брат был на войне, когда умер наш отец, — вспоминает ее племянница Берта Аллаева, — нас осталось трое — я, мама и братишка, и мы все жили у тети Эстер. Она относилась к нам, как к своим детям. В ее доме на улице Островского, мы отмечали все праздники и свадьбы. Этот длинный список молодоженов открыла моя свадьба с дойристом Яковом Аллаевым. Тетя Эся очень любила музыку. Рафаэль Толмасов, Шоиста Муллоджанова, Яхиэль Сабзанов, Ало Аллаев, Лола Баракаева были постоянными и желанными гостями дома Максумовых. Он сама была веселой и жизнерадостной женщиной.

В доме Иосифа и Эстер Максумовых сыграли свадьбы не только родные, но и друзья. Причем, не только бухарские евреи, но и таджики. Впрочем, как могло быть иначе у прирожденной интернационалистки Эстер!

ДЕТИ ЛЮБВИ


Эстер Бадалова была одной из первых женщин Таджикистана, получивших высшее образование, закончив Средне–Азиатский Государственный университет (САГУ), являлась членом Центрального Исполнительного комитета республиканской партийной организации и, естественно, считала своим долгом обязательно дать детям хорошее образование. Сын Борис получил высшее образование, закончив Высшее техническое училище имени Баумана в Москве. Дочь Нина (которая стала женой прославленного музыканта и композитора Амнуна Бабадустова) стала швеей–технологом.

В 45 лет Б–г подарил Эстер еще одну дочь, которую назвали Зоей. Эстер мечтала видеть ее медицинской сестрой и посоветовала дочери, мечтавшей стать физиком или математиком, приобрести профессию медсестры. «Этого достаточно, чтобы быть полезной дому и детям», — убеждала она Зою.

Но дочь не только закончила с отличием медучилище, но и продолжила свое образование в Душанбинском мединституте, став врачомрентгенологом. Позже она успешно защитила диссертацию в Москве.

АЛИЯ


Почему она, Эстер Бадалова, в замужестве Максумова, убежденная коммунистка, приняла решение эмигрировать из города, который рос на ее глазах, страны, которую она строила и поднимала на ноги, жертвуя жизнью, своим благополучием?

Иосиф, который всегда уступал ей во всем, поделился своей мечтой, простой, как истина : «В следующем году — в Иерусалим!»

— Мы прожили большую жизнь и сделали много для других. Сделай это для меня, Эстер, — попросил он свою любимую, и та должна была согласиться. И согласилась. Иосиф читал ей об Эрец Исраэль, святом Ерушалаиме, о брате, который отправился туда еще в 60–е годы, любимых племянниках, которые пополняли список семьи за рубежами страны Советов. Согласившись, она, как могла, откладывала эту поездку.

Первую и последнюю ее поездку за рубеж. Прожив большую жизнь, она веровала, что все лучшее, что есть на земле, воплотилось на прекрасной земле Таджикистана, где ее все любили, ею гордились, а ее портрет украшал один из залов музея имени С.Айни.

Отъезд старшей дочери Нины в 1978 году поставил черту всем сомнениям, и она в 1979 году отправилась вслед за дочкой.

Партийный работник, ветеран труда и революции, вся увешанная орденами, гордость советской идеологии, она отправилась на землю предков. Без страха.

— Самым трудным было для нее сдать партийный билет — ведь партии была посвящена и отдана вся жизнь, — вспоминает доктор Зоя Максумова, известный в эмиграции лидер бухарско–еврейской организации «Эстер хамалка».

— Я помню, как она встала и ушла из дому молча, не проронив ни слова. Вернулась и молчит. «Я отнесла свой партбилет, но не помню, как это произошло», — проронила она в растерянности через несколько дней.

ДОЛГИЕ ПРОВОДЫ


Эстер не хотела уезжать в Израиль без Бориса, единственного сына, без которого ее жизнь не имела ценности. Сноха успокоила ее, пообещав, что выедет с Борисом несколько позже. К сожалению, это так и не случилось.

Ранним утром стояла на перекрестке улиц Островского и Чехова женщина, сохранившая, несмотря на свой преклонный возраст, хорошую осанку и величие. В последний раз она прошла мимо «Зеленого базара», где уже шла торговля. Душанбе просыпается рано.

С горных снежных вершин пробиваются лучи солнца, отражаясь в окнах многоэтажных домов, серебристых листьях тополей и ив. Эстер вспомнила неказистый кишлак Душанбе, который жил от понедельника до понедельника шумным базаром. Сколько воды утекло с той поры… Земля обетованная, о которой столько мечтал Иосиф, сделала его счастливым. Но для Эстер, залитый солнцем Ор–Яхудо, так и не стал ее городом. Да и не нужно было ей этого... Все осталось там, в родном Душанбе: горы, сын, дочь, внуки, красноармейцы, басмачи,... Покидая этот мир, она постоянно звала Борю и Зою. Особенно Борю.

Она знала, что покинет этот мир до своего мужа. Она шутила, что через два года они встретятся вновь. Так и произошло.

Эстер скончалась 3 мая 1983 года, не дожив одной недели до своего юбилея …

НАСЛЕДНИЦА ПО ПРЯМОЙ


Эстер давно нет с нами, и все же у этой истории нет конца, а есть продолжение. Счастливое продолжение. Понимаешь это, общаясь с доктором Зоей Максумовой.

— Когда я приехала в Америку, я поняла, какой прогрессивной женщиной была моя мама. Такие в Америке становятся конгрессменами и сенаторами. Она обладала уникальным даром — вселять в людей уверенность.

Мама жила без страха, и, кроме Б–га, никого не боялась. Эмигрировав в Америку, я поняла, что борьба с предрассудками, ксенофобией, расизмом — ценность, определяющая суть современной демократии и цивилизации — была воспринята моей мамой, прежде всего, на основе ее собственной интуиции, и мама была на переднем фланге этой борьбы. Сегодня, сталкиваясь с рецидивами прошлого, я вспоминаю маму и спрашиваю себя: а как бы поступила она?

 
Благородная миссия:

Почти все мы покинули места нашего прежнего проживания с болью в сердце, ибо каждый из нас оставил там могилы отцов и матерей, братьев и сестер.Наш народ на протяжении всей своей...

Celebration of success. Leadership awards of 2009:

On June 24, 2009, The Jewish Child Care Association, aka JCCA and Association of Bukharian Jewish Youth of the USA “Achdut Unity,” hosted a formal dinner award ceremony...

Встреча поколений:

Интересное, удивительное событие произошло 17 июня 2009 года в НьюЙорке. Во всяком случае, для наших авлодов: Некталовых, Исхакбаевых, Хаимовых, Галибовых, Фузайловых...

...

© 2009 BukharianJewishCongress.org