Цель жизни - служение народу
История бухарских евреев | Новая история (1917 - наши дни)

К 100–летию со дня рождения Арона Рибиевича Саидова. Когда недавно я обратился к Давиду Хаимовичу Калонтарову с просьбой поделиться воспоминаниями о моем дедушке, он с удовольствием стал рассказывать. Его отец Хаим Калонтаров был 10 лет соратником Арона Рибиевича по работе в газеах «Рошнои » и «Байроки Мехнат», и, кроме того, во втором браке был женат на Марии Абовне, сестре его супруги Зинаиды, то есть они были свояками. А Давид Калонтаров тогда жил с ними в одном дворе с Саидовыми в Ташкенте и многое помнит о событиях и людях того времени: “Арон Рибиевич был человеком интересным, полноватым, лицо с широким лбом, с неизменными усиками, очень обаятельным, симпатичным, добродушным, компанейским, общительным. Он любил ходить в кителе, брюках–галифе, в сапогах. У него было много черт, притягивавших к нему людей. Вокруг него собирались тогдашние интеллигенты, его очень уважали и почитали, приходили к нему за советом и помощью. А он был достоин того. Он души не чаял служить, прежде всего, бухарско–еврейскому обществу и его многие любили. Арона Саидова называли «вождем», «президентом»”. Таким запомнился Арон Саидов современникам, таким он смотрится с тех немногих фотографий. Целью его жизни было помочь своему народу обрести настоящую свободу, выйти на позиции светской культуры, преодолев многовековое угнетение, и обеспечить общественное признание в рамках тех сложных, часто трагических условий, которые сложились в стране в период сталинской власти.

Старший сын портного Риби Саида и Хевси, родившийся и выросший в Самарканде, Арон рано познал трудности и лишения, испытав многие стороны тяжелой жизни трудового люда: поэтому так близко воспринял возможности, открывшиеся с приходом советской власти. Получив традиционное иудейское школьное образование в хедере на средства общины, Арон с юных лет, совпавших с революционными событиями 1917 года, искал пути по созданию новой жизни для своего народа. Когда в 1918 г. в Самарканде открылась мастерская для красноармейцев «Воензаг», А. Саидов начинает работать там по пошиву и ремонту обуви. Возглавив решительно настроенную на изменения в обществе молодежь бухарско– еврейской махалли «Шарк» в родном городе, Арон сразу завоевал себе уважение и авторитет. И продолжая работу в «Воензаге», его одновременно избирают заведующим экономическим отделом квартала «Востока» райкома комсомола. А затем два года до вступления в ряды партии – он ответственный секретарь этого райкома. Саидова принимают в партию в Старогородском РК КП (б) Самарканда. Тогда этот город был столицей образованной в октябре 1924 г. Узбекской ССР. А на очередные два года Арона Саидова рекомендуют на партийную должность — он назначается инструктором ЦК КП (б) Уз, в Агитационно– пропагандистский Отдел по работе с нацменьшинствами. Параллельно полгода работал ответственным секретарем местно–еврейской национальной секции Самаркандского обкома партии. По тем временам это означало руководство делами, связанными со своим народом. Этому он посвятил всю свою жизнь.

Единомышленники Арона Саидова — Хаим Калонтаров, Илёвумани Пинхасов Менаше Аминов, Пинхас Абрамов создают газету «Рошнои» («Светоч») на бухарско–еврейском языке ивритским шрифтом. Ее первый номер выходит 19 ноября 1925 г.

Следует напомнить, что первая бухарско–еврейская религиозная газета «Рахамим» (издатель — богач Рахамин Давидбаев, редактор — Нисим Таджир) выходила в 1910 – 1914 (или до 1916?) годы в Скобелеве (Фергана) Российской империи. Первые же газеты на русском языке выходили в крае еще с конца 19 века, а мусульманские — стали выходить в начале 20 века. С установлением советской власти с ее лозунгами мира и обещаниями свободы и самоопределения всех национальностей, в 1920–22 годы в Ташкенте – тогда столице Туркестанской АССР, выпускалась раз в неделю газетабюллетень отделения Российского Телеграфного агентства (РОСТА) — «Рост» («Правда», редактор Рахмин Бадалов), под руководством секции местных евреев туркестанской партии коммунистов. В ту пору родной язык бухарских евреев имел еврейскую письменность РАШИ, а русским языком владели немногие.

В октябре 1927 года направленный по линии партии в Москву Арон Саидов начинает учебу на факультете журналистики Коммунистического университета трудяРафаэльщихся Востока. Однако по окончании второго курса, его возвращают, чтобы он возглавил редакцию газеты «Рошнои». А на следующий год, 8 апреля 1930 г., в связи с переходом на латинский шрифт (хотя еще несколько лет спустя она печатала частично колонки на ивритском шрифте), газета получила новое название “Bajrogi mixnat” («Байроки Михнат» — «Знамя труда») – орган ЦК партии коммунистов– большевиков и правительства республики.

В руководстве редакции были Менаше Аминов, Илё– вумани Пинхасов, Пинхас Абрамов. Здесь работали талантливые молодые поэты и публицисты Мурдахай Бачаев (Мухиб), Яхиэль Акилов, Рошель Якубов, Менаше Исхакбаев, Ицхак Мавашев и др. Работу издательства возглавлял Хаим Калонтаров. Среди работников типографии, кто умел красиво выводить буквы еврейским шрифтом (их называли софером), были Азарьё Юсупов (поэт и переводчик, работавший во всех первых газетах) и Якуб Борухов. Чуть позже сюда пришли Маркиэл Аминов и Юнотон Кураев (в дальнейшем поэт Коргар). А в ноябре 1930 г. все работники редакции и типографии с семьями во главе с ответственным редактором Ароном Саидовым на поезде переезжают в новую столицу Узбекской ССР – город Ташкент.

Было решено, что её редакция и типография будут размещены в непосещаемой синагоге Юсуфа Давыдова по улице Арпапая (Ячменное поле) в махалле Укчи (Стрелок). Чтобы придать видимость законности, по указанию властей было проведено собрание, на котором было принято «единогласное решение», что бухарско– еврейские трудящиеся в связи с тем, что эта синагога более не посещается верующими (хотя понятно, что это был результат жесткой антирелигиозной активности большевиков), согласны передать её в распоряжение газеты. С тех пор по этой улице, в Заводском переулке № 7, до своего закрытия в 1938 году, располагалась эта газета . Ее уникальность в том, что это была единственная в истории бухарских евреев ежедневная республиканская газета, которая была партийно– государственной.

Газета с идеологических классовых позиций партии наряду с освещением международных и всесоюзных событий уделяла большое внимание выполнению задач, выдвигаемых в то время. Прежде всего, по коллективизации, раскрывая жизнь созданных бухарскоеврейских колхозов и совхозов, по индустриализации, рассказывая о труде своих рабочих на промышленных предприятиях и артелях, проявляла огромный интерес к развитию национальных школ, техникумов, способствуя ликвидации неграмотности и подъему культурного уровня народа. В ней поднимались и острые проблемы социальной жизни, равноправия женщин, семьи, воспитания молодежи. Поднимала газета свой решительный голос против антисемитизма, наветов и погромов.

Газета, как и подобает настоящему духовному и общественному центру, объединила вокруг себя талантливых представителей интеллигенции: писателей, поэтов, публицистов, артистов; готовила кадры рабочих и сельских корреспондентов. Удивительное обаяние и талант организатора, уникальные способности общения редактора Арона Саидова обеспечили возможность стать этой газете действительно нужной народу. Мухиб (Мурдахай Бачаев) написал об этой истории подробную и единственную в своем роде повесть на бухари «Дар жуволи сангин» («В каменном мешке»). В ней немало страниц уделено деятельности А. Саидова. Мухиб особенно обращает внимание на его замечательные качества редактора, на то, как он держался со всеми и вел себя, никогда не повышая голоса, внимательно выслушивая каждого собеседника, умел признать неправоту, если поначалу не соглашался с чьими–то доводами. Его авторитет был высок, но Арон Саидов всегда внимательно прислушивался к критике и стремился исправить недостатки. А ведь и время было сложное. И внутри газеты, да и среди других работников нередко возникали споры, порой носившие непримиримый характер. Ведь у тех людей были разными социальный статус, трудовой стаж, уровень образования, идейные взгляды, личные амбиции.

Вместе с Менаше Аминовым и Пинхасом Абрамовым Арон Саидов был организатором и руководителем конференции по латинизации, материалы которой вышли в 1932 г., по вопросам перехода печати с иврита на новый латинский алфавит. В своем выступлении он обратил внимание на то обстоятельство, что это позволит в определенном смысле облегчить общение с другими народами Востока, пользовавшихся арабской графикой, и также переходящих на латиницу. И, прежде всего, с очень близким по языку — таджикским. Вместе с тем он подчеркивал, что в ситуации, возникшей из–за схожести алфавита, не следует смешивать родной язык с таджикским. Он вносил интересные предложения по использованию тех или иных заимствованных слов из других языков, какие надо оставить, а от каких отказаться, например, слово «фирка» — «партия». А. Саидов обратил внимание на то, что отличие ивритской письменности в том, что в ней нет заглавных букв, и для разъяснения разных правил следует создать рубрику в газете по правописанию.

Следует отметить, что переход на новый алфавит всегда болезненно отражается на судьбах функционирования языка. Интересно, что еврейский язык и литература идиш в Советском Союзе смогли сохранить свою графику, также как и христианские народы Кавказа – грузины и армяне. С другой стороны, возьмем, к примеру, современную ситуацию в странах СНГ: Россия недавно приняла постановление о том, чтобы все народы этой страны использовали графику на основе кириллицы. А в тех конкретных исторических условиях 30–х годов для народов Востока, к которым относили и бухарских евреев, не было вообще возможности действовать наперекор вышестоящим указаниям и теории сближения и слияния наций. Но это была еще и попытка противостоять тем просветителям–ашкенази, которые в начале 20–х настаивали на использовании языка иврит, не учитывая интересов и возможностей бухарских евреев. Частично это сыграло свою роль и при рассмотрении вопроса перехода на новый алфавит, чтобы таким образом не быть под подозрением и преследоваться властями, как пособников «националистов и сионистов». И в то же время это делалось из солидарности с мусульманскими народами, которые также перешли на латинскую графику. Конечно, у всех народов это сказалось на отрыве от родных литературных традиций и сохранения связи с прошлым. Об этом много говорилось на той конференции.

Но, как мы теперь знаем, даже в таком видоизмененном виде, язык и вся культурная жизнь просуществовали открыто около 10 лет. А потом полностью запрещены, а шрифты были переведены на кириллицу.

Много внимания уделял А.Саидов и вопросам, связанным с улучшением деятельности газеты в новых условиях. Арон Саидов – блестящий публицист, великолепный оратор, организатор разных мероприятий. По его предложению на базе газеты была создана туземно–еврейская секция Союза красных (советских) писателей Узбекистана. Он был инициатором вышедшего в 1934 г. первого и единственного за многие десятилетия альманаха бухарско–еврейских писателей. О том, как много им сделано для развития литературы и искусства бухарских евреев можно слышать или прочитать из воспоминаний видных деятелей культуры: сотрудников этой газеты и журнала, поэтов, писателей, журналистов Мухиба Бачаева, Якуба Хаимова, Яхиеля Акилова, Юнатана Кураева, Якова Мордухаева, Арона Шаломаева и других. Проф. Леви Якубов вспоминает, как в те годы, когда он учился, бухарско–еврейскую школу в махалле Укчи в Ташкенте, Арон Саидов часто посещал вместе с председателем ЦИК УзССР Юлдашем Ахунбабаевым.

Ю.Ахунбабаев, по свидетельству журналиста и работника ЦИК УзССР тех лет Якова Мордухаева, на все заседания обязательно приглашал Арона Саидова, который участвовал в руководстве деятельностью Комитета землеустройства бухарских евреев и нацменьшинств (КОМЗЕТ), по функционированию колхозов и совхозов. Вообще, А. Саидова высоко ценили руководители Узбекистана 20–х — 30–х гг. – председатель совнаркома Файзулла Ходжаев, секретарь ЦК компартии Акмаль Икрамов, Секретарь ЦК В.И. Иванов, второй секретарь ЦК Исак Абрамович Зеленский (кроме Ю. Ахунбабаева все были расстреляны в период сталинского террора 1938 г.).

 
Благородная миссия:

Почти все мы покинули места нашего прежнего проживания с болью в сердце, ибо каждый из нас оставил там могилы отцов и матерей, братьев и сестер.Наш народ на протяжении всей своей...

Celebration of success. Leadership awards of 2009:

On June 24, 2009, The Jewish Child Care Association, aka JCCA and Association of Bukharian Jewish Youth of the USA “Achdut Unity,” hosted a formal dinner award ceremony...

Встреча поколений:

Интересное, удивительное событие произошло 17 июня 2009 года в НьюЙорке. Во всяком случае, для наших авлодов: Некталовых, Исхакбаевых, Хаимовых, Галибовых, Фузайловых...

...

© 2009 BukharianJewishCongress.org