Отвергнутый эмиром...(немного из истории "шашмакома")
История бухарских евреев | Новая история (1917 - наши дни)

Это было в начале ХХ века. Однажды эмир Бухарского эмирата Абдулахад вызвал к себе руководителя шашмакомистов (исполнителя узбекских и таджикских классических вокально–музыкальных произведений) – Ата Джалалиддина Назирова и задал ему неожиданный вопрос: — Я вижу, что вы все, день от–то дня стареете. Думаете ли вы о пополнении моей труппы шашмакомистов молодыми певцами–исполнителями? Ата Джалалиддин, спустив голову, сказал: — Я грешен перед вами Ваше высочество, прошу прощения.

— В чем именно? – грозно спросил эмир.

— Имеется один замечательный молодой исполнитель «Шашмакома». Мой ученик. Он вполне заменит и меня, если будет такая необходимость. Но он иноверец, мой повелитель. Я не знаю, допустит ли наше духовенство его в ваш дворец.

Эмир озлобился и спросил: — как вы осмелились нарушить наш шариат и не только сблизиться с иноверцем, но и учить его «шашмакому»?

Страшно перепуганный угрожающим вопросом эмира, Ата Джаллалиддин сразу не мог вымолвить ни слова. По его очень бледнему лицу можно было подумать, будто он окаменел. Прошло несколько тягостных минут. Ата Джалалиддин молчал. Эмир ждал четкого и ясного ответа и с нетерпением спросил: — Вы что молчите, Джалаллиддин? Вы что язык проглотили или у вас язык отнялся? Говорите!

Услышав грозный приказ эмира, Ата Джалалиддин собрался с мыслями и объяснил, что соловьиный голос и талант его ученика Левича Бабаханова, несомненно намного обагатит вокально– инструментальное произведение «Шашмаком» и поэтому просил эмира прослушать голос молодого певца.

Вначале эмир заколебался. Вспомнив о том, что придворные певцы стареют и их песни не всегда его удовлетворяют, эмир задумался. Однако соблазн был велик и поразмыслив Абдулахад соизволил в присутствии кушбеги (премьер–министра), кози–калона (верховного судьи) и муфтия выслушать несколько классических макомов «Шашмакома » в исполнении Левича Бабаханова. При этом Левича, как иноверец был отгорожен от эмира и его высокопоставленнывх сановников, занавеской.

Пение и игру на танбуре эмир слушал с восхищением. Ата Джалалиддин был в восторге. Окончив пение, Левича удалился.

Эмир Абдулахад также был в восторге. Он обратился к толкователю шариата: — Что скажет наш верный служитель исламу, муфтий, о допуске иноверца в мой дворец?

— Именем шариата, — начал муфтий, — Всевышний дал Вам, Ваше высочество, власть над вашими подданными, престол и богатство, а иноверцу только голос. Согласно законам шариата, иноверца можно допустить во дворец только только при одном условии, а именно, он не должен выступать перед простым народом, простолюдинами и чернью. Он должен стать только личным Вашим певцом.

— Другого выхода не было. Или Левича дает согласие, или его ожидает неименуемая смерть. Левича просил и умолял эмира разрешить ему петь на свадебных вечерах своих детей, которые уже подросли, или же петь на вечерах своих близких родственников. Но эмир был не умолим.: — Ты, иноверец, и будешь петь только для меня, запомни это на всю оставшуюся жизнь! Я так хочу, так и будет!

Так Левича Бабаханов стал личным певцом эмира. Прошло много лет. Дворцовая челядь из–за приверженности его к другой вере, а старые певцы– от зависти, при каждом удобном случае, старались унизить, оскорбить, дискредитировать его.

Однажды кази калон, воспользовавшись отсутствием эмира, пригласил Левичу к себе домой на пиршество, сказав ему, что эмир дал согласие. Но это была ложь. Об этом донесли эмиру, когда он приехал на следующий день. Эмир Абдулахад, не разбираясь, приказал Левичу бросить в темницу (зиндан), откуда он освободился не скоро.

В 1909 году в Бухару приехали из Риги представители граммофонной фирмы «Пишущий Амур» для записи на грампластинки классических узбекских и таджикских песен «Шашмакома» в исполнении известных певцов. Узнав о том, что в Бухаре проживает отверженный бухарским эмиром выдающийся хафиз Левича Бабаханов, они неоднократно обращались к Левича, упрашивали его записать его голос, но он боялся гнева эмира и не соглашался.Представители фирмы,обманным путем все же записали его голос на грампластинку и выпускают на продажу огромное количество грампластинок на продажу с музыкально–вокальными произведениями в исполнении Левича Бабаханова.

Узнав об этом, эмир был в страшном гневе и приказал вызвать Левичу

Левича предстал пред очи разгневанного эмира, он устращающе посмотрел на певца и сказал: — Ты что, кал, забыл, что твой голос принадлежит только мне и никому более? Об этом я говорил тебе в самом начале нашей встречи

Ты позарился на деньги и часы золотые, которые они тебе подарили! Представители фирмы на тебе заработали очень большую сумму денег, а тебе заплатили, я знаю, копейки.Тебе мало отрубить голову, тебя надо повесить,чтобы другим неповадно было. Но я добрый эмир и поэтому решил пощадить тебя. Но ты не думай, что останешься не безнаказанным!

Тебя ждет зиндан! Посидев в зиндане, поразмыслив, ты придешь к выводу, что поступил очень плохо и что нельзя ослушаться повелителя.

После этих слов эмир вызвал палача и приказал бросить Левичу в зиндан. Долгие месяцы просидел Левича в зиндане. Он сильно похудел, оброс бородой, ходил с трудом.

Наступил 1910 год. Эмир Абдулахад скончался. На престол взошел его сын, Саид Алимхан, который в деспотичности не уступал своему отцу.

Ата Джалалиддин часто навещал своего ученика в зиндане, в последний раз он заметил заметное ухудшение здоровья Левича. Он понял, что в таких условиях Левича долго не протянет. В тот же день Ата Джалалиддин посетил эмира– Саида Алимхана и сказал: — Прошу прощения Ваше Высочество, в зиндане уже длительное время сидит выдающийся хафиз Левича Бабаханов. Это мой бывший ученик. Еще при жизни Ваш отец за незначительный проступок просил этого певца в зиндан. Дорлгое пренбывание в темнице сильно подорвало его здоровье. Его чарующий голос подобен пению соловья. От сырости он может потерять свой голос. Прошу Вас убедительно, будьте великодушны, освободите его! Иначе он скоро погибнет!

В начале своего царствовыания Саид Алимхан хотел прослыть в народе добрым, шедрым и отзывчивым правителем. Поэтому эмир немного подумав, решил освободить узника. Он вызвал начальника охраны и сказал: — Освободите певца Левича Бабаханова. Оказывается он очень болен. Пусть несколько дней поживет дома, в своей семье и придет в себя. Как только он поправиться пусть придет ко мне, во дворец. Так и скажите ему. Я хочу, чтобы он пел только для меня!

Левича дома, в кругу своей семьи, но мрачные мысли не покидали его. Он думал, если покойный эмир дважды бросил его в темницу, то где гарантия, что и новый эмир не бросит его в зиндан? После долгого раздумья левича решил тайно, никому не говоря, бежать из Бухары. Чтобы не вызвать подозрений, Левича решил вначале бежать одному, без семьи, а семью забрать по позже. Он поселился в одном из кишлаков Самаркандской области. Примерно год спустя, он тайно перевез семью в Самарканд.

Как известно, со второй половины Х1Х века город Самарканд подчинялся Туркестанскому генерал–губернаторству и власть эмира на Самарканд не распространялась. Левича из кишлака переехал в Самарканд, но постоянно жил в страхе, пологая, что его в любую минуту могут схватить слуги эмира, повезти в Бухару и казнить. Но к счастью, все обернулось к лучшему.

В 1917 году произошла Октябрьская революция. Левича становится постоянным певцом народа, выступает в клубах, на праздниках в рабочих домах, преподавал в музыкальном училище Самарканда основы пения «Шашмакома».

1920 год в Бухарском эмирате был свергнут эмир Саид Алимхан. Левича снова переехалд в свою родную Бухару, где преподавал в музыкальном училище.

В 1926 году Левича Бабаханова не стало, он скончался в возрасте 53 лет.

В 1975 году Государственное издательство художественной литературы и искусства им. Гафура Гуляма при содействии Узбекского театрального общества выпустило в свет монографию известного писателя, заслуженного работника культуры Узбекистана Якуба Хаимова, на узбекском языке, об этом замечательном певце под названием «Левича– хафиз». Книга написана с использованием архивных материалов и насыщена увлекательными фактами из жизни Бухары, как дооктябрьского, эмиратского, так и послеоктябрьского периодов.

В начале 80–х годов по инициативе Я. Хаимова и при активном участии извенстного певца и поэта, заслуженного ратиста Узбекистана Ильеса Маллаева, Ташкентский завод грампластинок им. М. Ташмухамедова выпустил большим тиражом долгоиграющую пластинку с классическими песнями в исполнении Левича.

В 1993 году в Иерусалиме (Израиль) была издана о Левича книжечка Якуба Хаимова «Хофизи бузхург» на бухарско–еврейском языке.

В начале 1999 года певец и поэт Ильес Маллаев дебютировал драмой «Певец его превосходительства». Драма была поставлена на сцене Нью–Йорка режиссером Борисом Катаевым. О драме было много теплых слов в прессе.

Нет, не забыт замечательный певец Левича Бабаханов! Его искусство пения навечно останется в благодарной памяти потомства!

 
Благородная миссия:

Почти все мы покинули места нашего прежнего проживания с болью в сердце, ибо каждый из нас оставил там могилы отцов и матерей, братьев и сестер.Наш народ на протяжении всей своей...

Celebration of success. Leadership awards of 2009:

On June 24, 2009, The Jewish Child Care Association, aka JCCA and Association of Bukharian Jewish Youth of the USA “Achdut Unity,” hosted a formal dinner award ceremony...

Встреча поколений:

Интересное, удивительное событие произошло 17 июня 2009 года в НьюЙорке. Во всяком случае, для наших авлодов: Некталовых, Исхакбаевых, Хаимовых, Галибовых, Фузайловых...

...

© 2009 BukharianJewishCongress.org