Евреи Ташкентской области в конце XIX - в начале XX веков
История бухарских евреев | Новая история (1917 - наши дни)

В эти дни в Узбекистане и США широко отмечается 2200–летие основания Ташкента

Со второй половины 19–го века город стал активно заселяться евреями, причем не только бухарскими, но и европейскими евреями из России.

После 1932 года, когда в Ташкент переехала из Самарканда столица Узбекской ССР, сюда устремились видные деятели литературы и искусства.

К 80–м годам прошлого века в Ташкенте проживала самая большая на территории Средней Азии еврейская община.

После провозглашения независимости Узбекистана Ташкент продолжает оставаться важным центром еврейской культуры, здесь функционируют синагоги, общинные центры бухарских и европейских евреев, израильские и американские благотворительные организации, благоустраиваются кладбища.

В 2004–м году в ташкентском издательстве "Фан" Академии Наук был издан сборник "Евреи в Средней Азии: вопросы истории и культуры", где нашли отражение доклады, прочитанные на международной конференции, состоявшейся в апреле 1999 года в Академии наук Республики Узбекистан. В сборник вошли работы известных ученых: историков, культурологов, этнографов, историографов, искусствоведов, филологов и правоведов.

Учитывая сравнительно небольшой тираж издания (1000 экземпляров) и значимость представленной в сборнике информации, а также важное в истории бухарских евреев событие " 2200летие основания города Ташкента, редакция газеты The Bukharian Times публикует материал, малодоступный широкому кругу читателей.

В конце 60–х годов XIX века все евреи Средней Азии были таджикоязычными или говорили на диалектах таджикского языка. Согласно преданиям, зафиксированным А.И. Добросмысловым, местные евреи утверждали, что поселились в Ташкенте лет за 400 до присоединения края к России, т.е. около середины XV века. Себя они считали выходцами из Бухары.

Ташкентские евреи жили очень бедно, большинство из них занималось изготовлением и продажей шелковых тканей. Местными (кокандскимм) властями им было запрещено покупать недвижимость. Единственной земельной собственностью ташкентских евреев было небольшое кладбище, расположенное за городской стеной. По опросным сведениям, это кладбище находилось вблизи площади Бешагач, в местности Арпа–поя, на месте ныне стоящих на Бешагаче многоэтажных домов. Однако остатки самой поздней городской стены находятся южнее, что противоречит указанию «за городской стеной».

При завоевании Ташкента в городе проживало немногим более 100 евреев (27 семейств). Раввина они не имели, из служителей культа имелся только резник. Существовала одна начальная школа (хедер), где преподавание велось на таджикском языке. Резник и учителя всегда приглашались из Бухары1. Однако еще до присоединения региона к России среднеазиатским евреям разрешалось принимать российское подданство и вступать в купеческие гильдии (последнее запрещалось европейским евреям — ашкенази)2.

О еврейских общинах в Ташкентском оазисе данных имеется мало3, некоторые скудные сведения можно почерпнуть из работ З.Л.Амитина–Шапиро, вышедших в 20 " 30–е годы. В рассматриваемый период на территории Ташкентского оазиса проживало несколько компактных еврейских групп, которые можно поделить на две категории: евреев, проникших в Среднюю Азию вместе с русскими войсками и переселенцами из России (кантонисты, выкресты, голендеры), и издавна живших здесь среднеазиатских (бухарских) евреев. Царская администрация делила последнюю категорию на две группы: «туземных» евреев (подданных России) и «бухарских» (подданных эмира Бухарского). Термин «туземные евреи» появился с 1886 г., когда он был внесен в закон. «Туземными евреями», согласно разъяснению правительственного Сената (ст.262 «Положения об управлении Туркестанским краем» от 12 июня 1886 г.), считались те евреи, которые могли доказать, что они лично или их предки поселились в крае (т.е. областях, официально включенных в состав России) до взятия его русскими, хотя бы они и отсутствовали на месте при занятии края в связи, например, с отлучкой. Они пользовались одинаковыми правами наравне со всем коренным населением и, в частности, получили право покупать недвижимое имущество.

Некоторая часть «туземных" евреев с приходом русских отказалась от иудаизма и перешла в православие. Новообращенные (выкресты) принимали русские фамилии (например, Ивановы, Петровы, Михайловы и т.д.). »Бухарские« евреи считались иностранцами (Бухара была самостоятельным государством под протекторатом России) со всеми вытекающими отсюда для иностранцев ограничениями (покупка земли, домов, имущества, занятие бизнесом и др.).

»Бухарские« евреи, отрекшиеся от иудаизма и принявшие ислам, именовались »чала«.

Не все »туземные« евреи были выходцами из Бухары. Желая воспользоваться появившимися возможностями, в Туркестанский край стали приезжать евреи из Афганистана, Персии, Хивинского ханства, Индии, которые также объявляли себя »туземными«, хотя между ними были даже »персидские подданные, принявшие магометанство«.

До 1896 г. на приобретение ими российского гражданства администрация края смотрела сквозь пальцы, хотя время от времени декларировала попытки выдворить »иностранцев« из российских пределов. Переход в российское гражданство совершался довольно легко: для этого достаточно было свидетельства из полиции о давности жительства и месте рождения. При почти полном отсутствии гражданских архивов и всегда находившихся »свидетелях«, получить требуемый документ было несложно. В свою очередь зажиточные »бухарские« евреи, желая получить российское гражданство, шли на различные махинации: подкуп чиновников, подлоги и другие грехи, которые и выставлялись в качестве причин, по которым их необходимо было выдворить из Бухарского ханства4. В настоящее время термины »туземные« и »среднеазиатские« применительно к еврейскому населению полностью вышли из обихода, а термин »бухарские« употребляется только на бытовым уровне. УпотреблявшиесАмитиным–Шапиро понятия »туз.евреи«, »туз.еврейки« известны только в его работах5.

В конце 1869 г. в »новом« Ташкенте (т.е. в районе города, населенном преимущественно европейцами) числилось всего 80 евреев6. В начале 1870 г. - 20 семей европейских и местных евреев (140 чел.). На 21 мая 1870 г. в »новом« Ташкенте отмечены уже 53 семьи евреев (124 мужчины, 78 женщин, 11 мужчин — »гостей«)7.

Интенсивный въезд в край новоселов можно объяснить только лучшими условиями жизни, чем те, которые они имели в прежних местах проживания. В дальнейшем еврейское население Ташкента неуклонно пополнялось и росло. По данным переписи 1887 г., только в »русской« части Ташкента проживали 618 туземных и 460 европейских евреев. Согласно всеобщей переписи 1890 г., в Ташкенте насчитывалось 1719 лиц, исповедовавших иудаизм, но, как указывает А.Добросмыслов, »много крещеных кантонистов–евреев осело здесь..., затем достаточно их крестилось с целью получения службы или прав жительства«.

В 1900 г. царская администрация предприняла попытку выселить из Туркестана евреев–иностранцев: бухарских, афганских и персидских подданных. Но так как у многих из них уже образовались в крае крупные коммерческие компании, то им было дано разрешение на проживание еще на 5 лет, которое также продлили сначала на 3 года, а затем еще на год. Лишь в 1910 г. 23 семьи бухарских подданных–евреев были выселены из Ташкента. Тогда же для среднеазиатских евреев была создана черта оседлости в Туркестанском крае, куда Ташкент не входил.

Из русских евреев право жительства в Ташкенте получили только те, кому это разрешалось законом (отставные военные, государственные служащие, специалисты и др.). Но ограничительные меры поддерживались слабо, и приток в город еврейского населения продолжался. В качестве крайней меры для получения права на жительство необходимо было принять христианство (одну из его конфессий). Европейские евреи, принявшие православие и отслужившие в царской армии (т.н. кантонисты), охотно оседали в крае. Районы, где в основном селились евреи, находились: на месте современных кварталов Ц–4 и Ц–5 (так называемая »Кашгарка«), вблизи Алайского рынка в Ташкенте, в современном центре города (ЦУМ) и между »Тезиковой дачей« (где сейчас имеется синагога) и ул. Касьяновской (там находится хореографическое училище, рядом с ним расположена другая синагога). В 1920 году в городе насчитывалось около 4 тысячи европейских евреев8.

С приходом русских войск и колонизацией края местные евреи, хорошо знавшие конъюнктуру рынка и местные языки, а также быстро овладевшие русским языком, стали широко привлекаться для обслуживания войск в качестве поставщиков и маркитантов, что позволяло им зарабатывать большие деньги. Несмотря на имевшиеся антисемитские предубеждения среди некоторой части пришлого европейского населения9, демократические настроения преобладали. В частности, указывалось на положение еврейской диаспоры в ханствах, где в отношении евреев существовали унизительные обычаи и правила. В журнале »Средняя Азия« в 1910 г. отмечалось, что »несмотря на гонения и притеснения, которым евреи всегда подвергались, они живут зажиточно. Евреи, устроившиеся в квартале Ташкента, построили там много домов в европейском стиле«10.

»Бухарские« евреи в среднеазиатских городах и селениях, как правило, селились компактной группой, образуя соседскую общину, называемую обычно »джухут–махалля«. Как указывал А.Хорошхин, была »джухут–махалля« и в Ташкенте (по нашим данным, в Сибзарской части города, на современной ул.Заркайнар, недалеко от Тахтапульских ворот). В Ташкенте »бухарские« евреи жили в коллективных дворах. При нехватке жилой площади они надстраивали свои жилища, превращая их в двух– и трехэтажные.

В 50–х и начале 60–х годов XX века, перед землетрясением 1966 г., в центре города (на углу улиц Стрелковой и Туркестанской, на Чимкентской улице) еще можно было видеть необычные для старого Ташкента двух–трехэтажные строения бухарских евреев (верхние этажи назывались по–таджикски — »болохона«). Эта архитектурная традиция, несомненно, перенесена из Бухары, где до 1917 г. для евреев существовали жесткие ограничения в отношении жилья. Европейские евреи, жившие по соседству, предпочитали одноэтажные особняки с просторным двором и садом, а при тесноте расселялись на новые участки. По каналу Чаули, в районе улиц Обуховской, Хорошхинской, Кашгарской строились живописные особняки европейского стиля с садами и даже небольшими парками. Во время первой мировой войны, когда многие русские офицеры и »нижние чины« уезжали из Туркестана на фронт, их семьи, оставшись с малыми средствами к существованию, продавали свои дома (выстроенные в основном на кредиты акционерного страхового общества »Россия«); разумеется, эти дома покупали люди, имевшие деньги (в том числе и евреи). Царская администрация воспользовалась этим обстоятельством как поводом к антиеврейской кампании. Интересно, что уже в 30–е годы история этого вопроса вновь была политизирована. По выражению Ами– тина–Шапиро, дома скупала »туземно–еврейская буржуазия«, которая якобы уму–дрилась при этом, не задевая интересы пролетариев, ущемить права только »русского служивого люда« (»в лице чиновников и военщины«) и »мелкого торговца«. Поскольку эти категории граждан (по современной терминологии — средний класс, признанный »опорой общества«) стали считаться »опорой царизма и российской буржуазии и эксплуатации Туркестана«, то скупка домов преподносилась З.Л.Амитиным–Шапиро едва ли не как борьба с царским режимом11.

В Ташкенте регулярно открывались еврейские учебные заведения, действовали еврейские культурно–просветительские общества, большей частью европейской культурной ориентации. В старогородской части Ташкента с древности имелась еврейская школа (хедер). В 1890 г. был открыт еще один хедер при синагоге Ю.Давыдова, в 1900 г. — открылось русско–туземно–еврейское училище (содержалось на деньги еврейского общества), в 1903 г. — частное училище для мальчиков »туземных« и »бухарских« евреев при синагоге на Чимкентской улице. В 1902 г. был создан Туркестанский дамский еврейский кружок, в 1910 г. создано Ташкентское еврейское музыкально–драматическое общество »Аврора«. Евреям принадлежало подавляющее число типографий города12. Летом 1924 г. в Ташкенте были организованы курсы для учителей старых туземно–еврейских школ (хедеров), куда были приглашены преподаватели из всех больших городов Узбекистана13. Это давало свои плоды, и уже к 1924 г. в некоторых больших городах Узбекистана " Ташкенте, Самарканде и Коканде " можно было встретить »туз.евреек«, имевших среднее образование. В Бухаре еврейских женщин, имевших образование, к этому времени не было еще ни одной14.

В Узбекистане к концу 20–х годов XX века, по Амитину–Шапиро, евреи делились на: европейских (ашкенази), горских (азербайджанских), грузинских и среднеазиатских (бухарских). В Ташкентском округе, по материалам переписи 1926 г., числилось 1611 евреев, из них 828 мужчин и 783 женщины. Большая их часть, 1347 чел. (697 мужчин и 650 женщин), проживали в Ташкенте, 263 чел. (130 мужчин и 133 женщины) жили в сельской местности. Точное количество бухарских евреев в Ташкенте неизвестно, но учитывая, что в 1921 г. в городе был создан Бухарско–еврейский техникум, а в 1925 г. стала выходить бухарскоеврейская газета »Рушнои«, их здесь было немало15.

Сведения З.Л.АмитинаШапиро неполны, так как на картах16 отмечаются две относительно крупные еврейские общины в Чиназе и на правобережье р.Келес, между Чиназом и Ташкентом. О чиназской общине имеются некоторые сведения. Согласно им, евреи в Чиназе имели свою »джухут–махаллю« (одна из шести махаллей Чиназа) и составляли чуть менее одной трети населения Чиназа. Всего здесь было около 40 еврейских дворов. Все евреи Чиназа причисляли себя к колену »бекИсраил Сафарод«. По утверждениям, эта группа евреев стала селиться в Чиназе в 1868–1873 гг., что, видимо, связано с появлением в Туркестане русских. До этого времени, якобы, они бывали в Чиназе по торговым делам, но без семей. Переселялись сюда из Ташкента, Самарканда и Бухары. Чиназские евреи говорили по–таджикски и занимались, главным образом, торговлей, ремеслами и только отчасти земледелием17. Сохранился документ, адресованный губернатору Самарканда, о запрете полигамии (многоженства) для евреев " русских подданных, из которого следует, что к »религиозному толку Сафардим«, допускавшему многоженство, принадлежал »Ташкентской первой гильдии купец, еврей Алиша Календарев«18. Этим документом подтверждается связь между различными группами евреев в Самарканде, Чиназе, Ташкенте.

Возможно, группа евреев сафарод (или сафардим) выселилась из Самарканда или Бухары в северные предгорья Нуратинского хребта, так как там известен кишлак Сафар–ота (ныне населенный таджиками), находящийся на старой дороге из Бухары в Туркестан (в районе Балабана и Учмы). По сведениям Амитина–Шапиро, сефардим называли евреев, в 1492 г. изгнанных из Испании (Сефорад подревнееврейски " Испания).

Изгнанные евреи сефарод поселились в Турции и частью в Палестине13, откуда их потомки, как следует из Амитина–Шапиро, впоследствии проникли в Бухару, Чиназ и Ташкент. Таким образом, »лакаб« (прозвище чиназских евреев) означает »израильтяне испанские«, »испанские евреи«20.

О келесской группе евреев определенных сведений нами пока не собрано.

Примечания:

1 Евреи в Бухаре. / Журнал »Средняя Азия«, февр. 1910 г. С.99; Добросмыслов А. И. Ташкент в прошлом и настоящем. Вып.1. Ташкент, 1911.С.81.

2 Амитин–Шапиро 3. Л. Очерк правового быта среднеазиатских евреев. Ташкент; Самарканд, 1931. С.16.

3 Радлов В. Евреи в Самарканде. ТС. T.XV. Спб., 1868; Мухаммедов Ш., Ягудаева Э. История Бухарских евреев. (Краткое изложение). Бухара. 1994. С.3,5.

4 Амитин–Шапиро 3. Л. Очерк правового быта... С.15, 20–24.

5 См., напр.: Амитин–Шапиро 3. Л. Женщина и свадебные обряды у туземных (»Бухарских«) евреев Туркестана. / ИТОРГО. T.XVII. Ташкент, 1924(1925). С.189,190.

6 Буняковский А. В. Стат. ведомости по Сыр–Дарьинской области. С.142. Туркестанские ведомости. 1870. №2. С.12.

8 Добросмыслов А. И. Ташкент в прошлом и настоящем. Вып.1. G.79–82; Материалы переписей 1920 г. C.5S.

9 А.Хорошхин обвинял бухарских евреев, »людей, проникнутых торгашеством«, в ростовщичестве; подполковник В.Крестовский, автор книг »Петербургские трущобы« и »В гостях у Эмира Бухарского\" (Спб, 1887).

 
Благородная миссия:

Почти все мы покинули места нашего прежнего проживания с болью в сердце, ибо каждый из нас оставил там могилы отцов и матерей, братьев и сестер.Наш народ на протяжении всей своей...

Celebration of success. Leadership awards of 2009:

On June 24, 2009, The Jewish Child Care Association, aka JCCA and Association of Bukharian Jewish Youth of the USA “Achdut Unity,” hosted a formal dinner award ceremony...

Встреча поколений:

Интересное, удивительное событие произошло 17 июня 2009 года в НьюЙорке. Во всяком случае, для наших авлодов: Некталовых, Исхакбаевых, Хаимовых, Галибовых, Фузайловых...

...

© 2009 BukharianJewishCongress.org