Течет река времени...
История бухарских евреев | Новая история (1917 - наши дни)

Игорь Юсупов: Иосиф Романович, думаю, именно так, как вы озаглавили свой роман, над которым продолжаете работать, можно озаглавить и обозначить нашу беседу. Поздравляю вас с юбилейной датой! Да простят читатели банальность, но вы выглядите и в жизни, и на фотографии, моложе своих лет. А если учесть ваш задор, жизнелюбие и работоспособность, то о возрасте лучше не говорить вообще...

— 70 лет — это всего лишь «круглая» дата, а слово «юбилей» скорее относится к крупным личностям, сотворившим для человечества, или для общества в масштабах государства какие–то великие дела. Без всякого жеманства скажу : считаю себя обыкновенным человеком, стараюсь всегда быть честным, не приносить людям зла, не вредничать, быть уступчивым и великодушным — вот мои взгляды. Стараюсь понимать изгибы человеческих судеб, понять причины поступков людей, именно они и их реальные дела характеризуют истинную суть человека.

— Мои студенческие годы прошли в Ташкенте в общении с вами и вашей матерью Викторией, самобытным и мудрым человеком. К её памяти люди относятся с большим почтением.

— Как раз в эти дни исполняется пять лет, как ее не стало.

— Худо рахмат карде бошат! Она воспитала двоих детей — вас и сестру Римму. Особенно она гордилась вашими успехами, тем, что вы стали ученым, преподавателем института, уважаемым в обществе человеком.

Расскажите в двух словах о семье, в которой родились.

— Родился весной, в марте 1938 года в Кзыл–орде, в Казахстане, но уже через год отец, парикмахер, решил переехать в Ташкент. Мне было четыре года, а сетренке Римме четыре месяца, когда его забрали в армию. Через год пришло извещение о том, что «Бабаев Рахмин пропал без вести», больше мы его не видели.

В военные и послевоенные годы нашу семью, как говорится, вытянула мать, незабвенной памяти — Виктория.

— Потом — школа, институт...

— Да, обычный путь: детство, юность, студенческие годы. Но уже с третьего курса дневного отделения финансово–экономического института, по своему заявлению, был переведен на пятый вечернего и устроился рабочим на Шорно–галантерейную фабрику, в цех по изготовдению чемоданов. Но, когда однажды вместо клепки ударил молотком по большому пальцу и размозжил ноготь, решил уйти на «еврейскую» работу — экспедитором по сдаче готовой продукции швейной фабрики по ул. Энгельса, недалеко от Алайского рынка.

— Все еще чувствуете ностальгию?

— Ташкент — любимый мною город, где прожил 55 лет до момента эмиграции. в 1993 году. Наше поколение прекрасно меня понимает.

Закончил институт, далее — работа: «инженер по труду» на хлебобулочном комбинате с окладом 90 рублей, экономист планово–экономического управления «Средазсовнархоза» — 120 руб. В совнархозе моей задачей было составлять аналитические отчеты по себестоимости продукции в разных отраслях четырех республик Средней Азии. Работа на этом участке очень расширила мой общий кругозор.

Через два года — заочная аспирантура в Академии наук УзССР, еще через год — очная аспирантура в Ташкентском политехническом институте, затем работал ассистентом кафедры «Экономика и организация пищевой промышленности». В 1973 году защитил кандидатскую диссертацию, был переведен на должность старшего преподавателя, а должность доцента получил, уже работая с 1981 года на кафедре «Политэкономии».

Кстати, именно эту кафедру считаю своим настоящим университетом по теоретическим знаниям в экономике. Она возглавлялась тогда известным ученым–экономистом, профессором, первым д.э.н. Средней Азии Юной Израилевичем Исхаковым. Это был умный, смелый и решительный человек. До моего появления на кафедре он принял на должность доцента В. А. Вахидова — вернувшегося из мест заключения переводчика на узбекский язык «Капитала» К.Маркса. Он был репрессирован в сталинские времена и после его возвращения из мест заключения никто не решался предоставить ему работу по специальности.

Многие годы на кафедре работал нынешний издатель журнала «Надежда» Эдуард Катанов.

Вслед за мной, на должность старшего преподавателя Юно Израилевич принял еще одного бухарского еврея, тихого и скромного уроженца из Коканда — Исаака Якубова.

Надо было иметь авторитет Юны Израилевича, чтобы на кафедре общественных наук работали три бухарских еврея и, в придачу к ним, бывший «зек» по политическим мотивам! В окружении опытных политэкономов кафедры формировалось мое понимание объективных экономических процессов.

— Разочарованы в социализме?

— А «социализма» как такового и не было. Это был чисто пропагандистский термин, за которым пряталась искусно замаскированная, последовательно насаждаемая репрессивными методами партийно– государственная политика непризнания объективных экономических законов развития общества.

Антигуманная суть ее в конце концов проявилась: государство развалилось.

— Ваши рассуждения имеют отношение к 70–летию?

— Имеют. Ровно двадцать пять лет я преподавал студентам, нашей молодежи, основы экономики и политэкономии. Помнится, и ты, Игорь, после аспирантуры в МГУ, также преподавал политэкономию в Фергане. По некоторым темам очень трудно было объяснять противоречия между теорией и окружающей реальностью. Молодые люди, с каменными лицами и криво усмехаясь в душе, молчали, понимая, что в идеологически ориентированной стране нет и не может быть полной и правдивой информации для объяснения острых вопросов. То же самое наблюдаю и здесь, в одной из самых демократических стран мира. Правда, свои эмоции молодежь выражает здесь вполне откровенно. Какой же вывод делаю в этом возрасте? — Интересно, и какой же? — Очень простой: жить надо по совести. Не каждый на жизненном пути к своему 70–летию глубоко задумывается об этом, поэтому возникают запоздалые сожаления.

— А может и не возникают, или возникают, но не у всех.

— Верно. И все–таки, как бы нелегко ни было нам в некоторых обстоятельствах, тем не менее жить надо честно. Хочу подчеркнуть: двадцать пять лет моей жизни в институте прошли в напряженном, любознательном и интересном сообществе ученых Ташкентского политехнического института. На других факультетах тоже плодотворно работали признанные ученые. Это, например, доктор наук Иосиф Рафаилович Якубов, ныне проживающий в ЛосАнджелесе, талантливый и всегда ярко улыбающийся доктор физики Илья Семенович Гулькаров, ныне преподающий в одном из университетов Чикаго. Доцентом на строительном факультете работал недавно умерший в Сан–Диего Яков Сулейманов, а также декан факультета повышения к в а л и ф и к а ц и и , здравствующий ныне в Нью–Йорке Марк Моисеевич Балхиев, у которого здесь открылся талант писать увлекательные рассказы. Конечно, работали и другие ученые, но мы, в силу разобщения, не знали друг друга.

— Уместно поговорить теперь о вашем творчестве. Как вы пришли к писательству, да еще накануне своего семидесятилетия? Это необычно.

— В ХХ веке, несмотря на тяжелейшую жизнь в целом, к многострадальному народу бухори судьба была благосклонна. Мы выжили. Многие, сменив сапожный молоток и парикмахерскую бритву на учебную скамью, овладели грамотой.

В середине века возникла и сформировалась своя интеллигенция, занявшая достойное место в различных звеньях народного хозяйства, в науке, образовании и искусстве. Почти весь народ эмигрировал в высокоразвитые страны: Израиль, Северную Америку и Европу. Пережив немалые трудности на этапе адаптации, большинство живет, борух Ашем, благополучно. Мы видим, что условия жизни позволяют людям проявлять свои способности, многие пишут мемуары.

К этому возрасту человек приходит с большим жизненным багажом, возникает потребность (правда не у всякого) рассказать и оставить людям свои познания, свой опыт, свой след...

— Рассказывать — это одно, а писать художественное произведение — это нечто совсем другое. Михаил Шолохов написал первую книгу Тихого Дона в двадцать три года, а вы — «Купцы Бухары» в 69 лет.

— В подростковые и юношеские годы чтение было основным увлечением того поколения. Можно с уверенностью говорить, что почти в каждой квартире собирали небольшие библиотечки. Вобще–то к писательству я был склонен с ранних юношеских лет, начинал с дневниковых записей, связанных с первыми волнениями крови, писал длиннющие письма родным, позже диссертацию, опубликованы две мои книжки по экономике пищевой промышленности Узбекистана, статьи, методические разработки, тексты лекций, доклады на конференциях, справки и тексты докладов для ректората, парткома, не говоря уж о деканах. Все это формировало предпосылки нынешней творческой работы.

— Но, все же это не роман писать! Первая книга — «Купцы Бухары» вышла в прошлом году. Многих поражает ваше умение создавать ощущение реальности описываемых событий ХIХ века. В то же время мы понимаем, что мастерство проявилось на ниве исследования исторического прошлого бухарскоеврейского народа. Скажите, вы — писатель по призванию? Или ваше, скажем так, увлечение — результат осмысленного вами социального заказа времени и исторических обстоятельств, в которых оказался наш этнос?

— Роман «Течет река времени» начал писать под впечатлением исторического возрождения своего народа бухори, которое происходит на наших глазах в послеиммиграционное время. Называю этот период нашим ренессансом.

В Америке активное писательство началось с публицистических статей в газетах. Меня стала волновать историческая судьба нашего народа и возникла идея создания фильма, для которого нужен сценарий. Начатая работа над ним привела к роману. Творчество в этом направлении по–настоящему увлекает, свободное время пенсионера позволяет практически полностью отдаться своему любимому занятию — писать. Разве что еще огородничаю вместе с женой Марией. У сына Аркадия мы создаем большой, прекрасный сад, достойный солнечной Калифорнии. Приезжайте, будем рады!

— Имеются ли у вас новые задумки?

— Прежде всего, стоит задача перевести книгу «Купцы Бухары» на английский и иврит. Понятно, как это важно для нашей молодежи, которая переходит на язык страны обитания. Для этой цели пытаюсь создать своего рода консорциум — будущие спонсоры не отказываются, но и присоединиться не торопятся.

В ближайшие год–полтора буду заканчивать вторую книгу романа «Течет река времени». Имею в виду также работать над его продолжением.

— Вас знают как доброго и благородного человека. Позвольте выразить вам благодарность за ваши прекрасные человеческие качества, за творчество, искренне пожелать здоровья и исполнения ваших планов. С юбилеем!

 
Благородная миссия:

Почти все мы покинули места нашего прежнего проживания с болью в сердце, ибо каждый из нас оставил там могилы отцов и матерей, братьев и сестер.Наш народ на протяжении всей своей...

Celebration of success. Leadership awards of 2009:

On June 24, 2009, The Jewish Child Care Association, aka JCCA and Association of Bukharian Jewish Youth of the USA “Achdut Unity,” hosted a formal dinner award ceremony...

Встреча поколений:

Интересное, удивительное событие произошло 17 июня 2009 года в НьюЙорке. Во всяком случае, для наших авлодов: Некталовых, Исхакбаевых, Хаимовых, Галибовых, Фузайловых...

...

© 2009 BukharianJewishCongress.org