Жемчужина Востока
История бухарских евреев | Новая история (1917 - наши дни)

После смерти Амира Темура частью державы управляет его внук ученый правитель Мирзо Улугбек, о котором Навои писал: «Улугбек — светоч мира. Все сородичи его ушли в небытие. Кто о них вспоминает в наше время? Но он протянул руку к наукам и добился многого. Перед ним небо опустилось и стало близким».

Это произошло в Самарканде, где он совершил свои мировые открытия. Как отмечал наш Президент И.А. Каримов, «Научный подвиг такого несравненного ученого, как Мирзо Улугбек, совершенный им в условиях средневековья, продолжает удивлять современных ученых. Он наблюдал тысячи звезд, создал совершенную карту небесной сферы и совершенные астрономические таблицы, почти не отличающиеся по точности от современных.

То обстоятельство, что астрономические таблицы, названные »Зиджи джадиди Гурагани«, в средние века были переведены на латинский язык и получили широкое распространение среди ученых Европы — яркое доказательство этого».

Продолжая традиции своего деда, Мирзо Улугбек собирал вокруг себя поэтов и музыкантов, художников и ученых.

Много внимания уделял Мирзо Улугбек благоустройству своей столицы — Самарканда, стремясь сохранить все, что оставил его дед Амир Темур, и содействуя со своей стороны дальнейшему процветанию города.

Как писал академик Я. Г. Гулямов, Регистан в Самарканде был создан Мирзо Улугбеком в несколько иной планировке, отличной от более поздней. По первоначальному плану Регистан состоял из медресе Мирзо Улугбека(на западе), его же хонако (на востоке) и соборной мечети Алейка Кукельташа (на юге). Загородные сады Мирзо Улугбека — Чилситун и Чинни– хана в Башмайдане поражали современников своим великолепием и исключительным архитектурным декором. Особенно заслуживает внимания его обсерватория на берегу Оби–Рахмата на холме ТаллиРасад, от которой до наших дней сохранились лишь подземные сооружения. Кроме того, им же построены медресе Улугбек в Бухаре и Гиждуване, мечеть Кок–гумбаз в Шахрисабзе.

При Мирзо Улугбеке Самарканд стал центром научной и творческой жизни, которую он возглавлял. В его самаркандском медресе, кроме богословских наук, преподавались астрономия и математика.

Созвездие астрономической школы Востока, кроме Улугбека, венчали Кази–заде Руми и Гиясиддин Джем–шид, моулана Мухаммад и Али Кушчи. Одновременно с занятиями в медресе ученые занимались в обсерватории наблюдениями за движением звезд; в результате этих наблюдений была составлена знаменитая астрономическая таблица «Зиджи джадиди Гурагани». Работы Мирзо Улугбека в области астрономии, отличавшиеся большой точностью, внесли значительный вклад в науку. Определенная им широта Самаркандской обсерватории была проверена в XIX в. российским астрономом В.Я. Струве, а в наше время академиком В.П. Щегловым и обнаружены лишь чрезвычайно незначительные отклонения. Наблюдения и вычисления обсерватории Мирзо Улугбека, по исследованиям современных ученых, во многих случаях обладали высшей точностью, какой только достигала астрономическая наука до изобретения телескопа. Труды Мирзо Улугбека и его открытия внесли огромный вклад в мировую науку.

В Самарканде в этот период трудились историки Мирхонд, Хондамир, Хафизи Абру, знаменитый медик Маулане Нафис, философ Фазлуллах Абуллайс, лирические поэты Сироджиддин Самарканди, Хеяли, Бухари, Дурбек. Здесь формировалось творчество таких поэтов, как Алишер Навои и Абдурах– ман Джами.

С эпохой Темуридов связана и деятельность крупного мусульманского богослова средневековья Ходжи Ахрара.

Родившийся в Ташкентской области, он проводил активную духовную деятельность в Самарканде. Вопросы мистики суфизма как глава среднеазиатской ветви мусульманского ордена Накшбанди он сочетал с политическими делами. Его мюридами — духовными учениками были некоторые темуридские султаны Самарканда. Он строил мечети, ханака. Погребальный комплекс Ходжи Ахрара располагается в юго–западной части города.

Большую роль в формировании величественного облика Самарканда сыграли зодчие, объединившие основные направления архитектуры поры Восточного Ренессанса. Плодами их деятельности являются прекрасные светские и культовые комплексы Самарканда — мечети, медресе и ханако, мавзолеи, пышные дворцы. Заложенный Амиром Темуром и Мирзо Улугбеком ренессанс культуры и науки всегда давал о себе знать во все времена. Именно здесь развиваются гуманитарные науки — археология, и ст ия, искусствознание, естественные науки — биология, география, технические науки, позволившие раскрыть тайны самаркандской земли. Здесь на фоне прекрасных архитектурных памятников развивается самобытная культура народа, плодотворно трудятся ученые, студенты, бизнесмены, государственные деятели и служащие, достойные преемники своих достойных предков. Самарканд остается одним из центров торговли. И наряду с этим одним из главных пунктов туристического Шелкового пути мира.

МЕДНЫЕ МОНЕТЫ САМАРКАНДА

Существует мнение, что в Центральном Мавераннахре со второй половины XVII века медные монеты не чеканились. Оно основано на том, что в период правления династии Джанидов, начиная со второй половины XVII в., серебряные монеты, называемые в то время «танга», стали выпускаться низкопробными. Содержание серебра в монетах иногда доходило до 9 процентов. В то же время на рынке обращались самые разные серебряные монеты, содержащие от 9 до 90 процентов серебра. Это послужило мотивом для вывода, что низкопробные монеты выполняли роль медных монет: были разменом для более высокопробных и обслуживали розничную каждодневную торговлю.

Основным аргументом в пользу данного утверждения было не только отсутствие находок каких–либо кладов медных монет на территории Бухары и Самарканда, но и то, что не было найдено ни одной медной монеты, отчеканенной в то время в Бухаре и Самарканде.

Ситуация изменилась лишь в 1976 году, когда у кишлака Джагал– бай, расположенного невдалеке от городской черты, бульдозерист, разравнивая небольшой холм, обнаружил три кувшина с монетами. В настоящее время в Музее истории Самарканда хранятся 840 серебряных и 1280 медных монет из этого очень интересного клада. Оказалось, что серебряные монеты выпущены в период правления шести джанидских государей: Имам–Кули–хана, Нодир Мухамма– да–хана, Абд ал Азиз–хана, Убайдулла–хана, Абу–л–Файз–хана и Мухаммад–Ра–хим–хана. Хронологически это период от; 1611 до 1758 года, то есть он охватывает почти полтора столетия.; Столь редкому составу! Я клада можно дать следующее объяснение: скорее всего он собирался в течение нескольких поколений одной семьей и в момент серьезной угрозы был спрятан в кувшинах.

Между тем уникальность клада состоит в том, что около сотни экземпляров найденных медных монет отчеканены в Самарканде. Это небольшие прямоугольники с округлыми сторонами, имеющие на лицевой стороне надпись «Самарканд», а на оборотной стороне — изображение птицы, похожей на утку или фазана.

Начиная со второй половины XVI века на медных монетах очень часто встречаются изображения различных животных. Они несут определенную функциональную нагрузку, благодаря чему монеты были легко различимы для неграмотной части населения.

Монеты с птицами разных видов обнаружены и в медном кладе, найденном в Отраре в слое XVII в. Породы птиц на отрарских монетах определяются по наличию хохолка и хвоста, имеющего разную форму. По этим признакам выделяются фазан, павлин и дрофа.

Адам Олеарий, посетивший Персию в 30–х годах XVII века, писал, что у персов в каждом городе имеется своя собственная медная монета, которая ходит только там, где отчеканена, и не более чем один год. Это свидетельствует о том, что знаки на этих монетах ежегодно менялись. Знаки были в виде оленя, козы, рыбы, змеи и т.д. По этим знакам можно было определить город, где чеканились монеты. В начале каждого года, совпадавшего по нашему календарю с февралем, обращение старых монет прекращалось. Они закупались по цене две старые за одну новую, переправлялись на монетный двор, где клеймились новыми знаками. Такая система приносила большой дополнительный доход в казну за счет населения.

Что касается Самарканда, то и здесь медные монеты являются полноценным источником для изучения жизни рядовых самаркандцев XVII в. Оказывается, в XVII веке здесь продолжалась традиция XVI века, когда медные монеты имели свою обширную сферу обращения. При уровне цен того времени дневной прожиточный минимум 1 низко– и даже среднеоплачиваемых горожан оценивался медными монетами. Так, в вакуфных грамотах начала XVII века есть данные о размерах жалования. Например, имаму полагалось 15 медных монет в день, муаззину — 7,5 и повару, который в Рамазан готовил пищу для всех обитателей медресе, также семь с половиной медных монет в день. Другие служащие — чтецы Корана, студенты медресе — получали в день несколько медных монет.

Следовательно, медная монета была не только разменной при монетах более высокого достоинства, но и полностью обслуживала сферу розничной торговли.

Среди медных монет «джагалбайского» клада найдено довольно значительное число заготовок для чекана. Они представляли собой рубленую проволоку сечением 3–4 мм самой разной длины и вида. Одни заготовки расплющены сбоку и имеют вид прямоугольников, другие — по сечению проволоки и имеют вид цилиндров. Есть среди них и заготовки в виде лопаточки, расплющенные с одного края. Все это наряду со сведениями, почерпнутыми из письменных источников о производстве серебряных монет, позволяет воссоздать технику чекана медных монет в XVII в. Она включала несколько операций: вытягивание металла в проволоку с помощью специальных приспособлений определенной толщины; разрезание такой проволоки на бруски одинаковой длины; расплющивание брусков сбоку либо по сечению; разогревание и клеймление различными знаками.

Как видно, технология чекана монет была весьма проста, и каждый, кто имел медную проволоку, мог ее нарубить и пойти расплачиваться на базаре. Но что это? Денежная система, основанная на доверии? Этот вопрос остается одной из неразрешенных загадок нумизматики Самарканда.

 
Благородная миссия:

Почти все мы покинули места нашего прежнего проживания с болью в сердце, ибо каждый из нас оставил там могилы отцов и матерей, братьев и сестер.Наш народ на протяжении всей своей...

Celebration of success. Leadership awards of 2009:

On June 24, 2009, The Jewish Child Care Association, aka JCCA and Association of Bukharian Jewish Youth of the USA “Achdut Unity,” hosted a formal dinner award ceremony...

Встреча поколений:

Интересное, удивительное событие произошло 17 июня 2009 года в НьюЙорке. Во всяком случае, для наших авлодов: Некталовых, Исхакбаевых, Хаимовых, Галибовых, Фузайловых...

...

© 2009 BukharianJewishCongress.org