Жемчужина востока
История бухарских евреев | Новая история (1917 - наши дни)

«Лик Земли», «Рим Востока», «Славный базар Согда», «Драгоценная жемчужина мусульманского мира», «Эдем Востока», «Сияющая точка земного шара» — так называли Самарканд современники в средние века. Сегодня эта жемчужина в ожерелье истории, как образно выразился поэт, стоит в седом облаке своего 2750–летнего возраста, свидетельствуя миру, как чудесна, плодотворна и благородна его страна — Узбекистан. С чего же начиналась «Сияющая точка земного шара»?

С ЧЕГО НАЧИНАЛСЯ «ЛИК ЗЕМЛИ»

Богатая природа, изобилие животных и рыб, диких плодов и деревьев, солнечное тепло и всегда веющий уютный ветерок привлекали сюда человека еще в самые древние времена каменного века, называемого историками палеолитом. Южнее Самарканда, на склоне одного из горных отрогов у перевала Тахтакарача, в живописной долине Аманкутана археологи открыли карстовый грот с гирляндами сталактитов. Он оказался жилищем первобытного человека, который жил здесь 100–40 тысяч лет назад и охотился на азиатских муфлонов, маралов, косуль, бурых медведей и других животных, водившихся в горах золотоносной реки Зарафшан. В самом городе, на берегу ручья Сиабча также открыты стоянки первобытных охотников и рыболовов, которые здесь изготовляли каменные ножи, топоры и другие виды охотничьего оружия. К югу от них, вдоль ручья открыт еще ряд стоянок охотников каменного века с орудиями труда, костями первобытных животных — сайгаков, оленей, верблюдов, лошадей, на которых охотился первобытный человек.

Жизнь здесь активно развивалась благодаря тому, что земля хранила богатые запасы минерального сырья, руды цветных и благородных металлов, самоцветы, строительные материалы. В третьем–втором тысячелетиях до нашей эры древние рудокопы и металлурги Согда открыли в Зиатдин–ских отрогах рудные жилы, богатые оловом, а в горах Южных Кызылкумов медь, бирюзу, золото. Знакомство с металлом произвело настоящую революцию в жизни общества. Медь плавили с оловом, сурьмой, серебром, что позволило получить совершенно новые металлы — серебристый сплав, прочную бронзу. Все это открыло новую эпоху истории, дало самые разнообразные прочные орудия труда, оружие и доспехи воинам, прекрасные украшения. Вместе с благородными камнями, в первую очередь с »камнем победы« — небесно–голубой бирюзой, согдийцы стали предлагать их для обмена и торговли.

Другой интересный памятник эпохи бронзы неподалеку от Самарканда — погребения скотоводов, обнаруженные в селении Муминабад на левом берегу Зарафшана. Погребенных укладывали в позе как бы уходящих в иной мир младенцев, в парадной одежде и головных уборах, украшенных бусами и ювелирными нашивками. Около них лежали позолоченные и серебряные височные кольца, золотые и бронзовые серьги с бубенчиками. На руках — желобчатые браслеты, напоминавшие головку змеи, зеркала с ручками, костяная свирель. В изголовье стояли сосуды, зернотерки. Эти находки говорят о высокой земледельческой культуре на территории Согдианы, где формировалась городская культура. Поэтому именно здесь, в долине, окруженной водами Зарафшана, возникает Самарканд — центр земледелия и торговли среднеазиатского междуречья.

В первом тысячелетии до нашей эры крупнейшие притоки Зарафшана –Даргом и Булунгур, окружающие город, постепенно преобразуются в магистральные каналы, земли вдоль которых превращаются в цветущие оазисы. Вот в этих условиях природного изобилия, которые воспевались в священных гимнах Авесты, и вырос древнейший город, столица Согда — Самарканд, расположенный в самом центре нынешнего Узбекистана.

»САХАРНЫЙ ГОРОД« ИЛИ »МЕСТО УСЛАДЫ НА ЗЕМЛЕ«?

История сохранила много легенд и мифических сказаний, связанных с названием города.

Одной из таких легенд в поэтическом средневековом трактате »Китаб фи–Канд ат тарихи Самарканд« — »Сахарная книга истории Самарканда«, дошедшем до нас в сокращенном варианте (»Кан–дия малая«), сообщается о легендарном правителе Самарканда Шамаре ибн Харисе, который возвел город, названный по его имени — Шамаркат, что затем трансформировалось в Самарканд. В нем приводится и легенда о мифическом правителе Самаре, который после долгих поисков на земле нашел, наконец, прекрасное место, где ему особенно понравились вода и воздух. Он приказал вырыть колодец. Кругом была хорошая плодородная земля. Постепенно вокруг колодца собралось немало людей и сложился город.

В средневековом труде Абу Тохир Ходжи »Самария« среди нескольких версий о строительстве крепостных стен Самарканда также приводится легенда о Самаре (Саме), сыне Феридуна, который получил эту землю в наследство и построил селение (кент) своего имени.

Известный арабский историк ат–Табари в »Истории пророков и царей« говорит о том, что город основал царь Самар, а »канд« — это был тюркский род, живший на этой земле. Некоторые историки связывают название города и с санскритским толкованием »Самария« как »места сходки«, »собрания торгового люда« или определяют как »Смараканса«. После завоевания города Александром Македонским он получил название Мараканда.

Махмуд Кашгари, автор первого специального тюркского словаря, приводит другую версию. По его мнению, город имел тюркское название — »Семизкент«, что означает — »жирный, богатый« город.

И это не случайно. Не только в мифических, но и в реальных характеристиках города, в эмоциональных отзывах поэтов, географов и историков, миссионеров проявляется восхищение плодородием почв и цветущей природой, искусством и приветливостью жителей. Послушаем некоторые голоса разных эпох: »В Самарканде земля жирна и плодородна и дает обильные жатвы. Цветов и плодов — великое изобилие. Население выводит большое количество великолепных лошадей. Жители отличаются от соседей большой ловкостью в искусстве и ремеслах. Климат приятный и умеренный«, — сообщает в своем дневнике в начале VII столетия китайский миссионер Сен Цзянь.

Хорошо знакомый со многими странами Востока арабский географ X века Истахри считал Самарканд одним из самых лучших городов в мире, созданных Аллахом, и называл его »местом услады на земле«, с плодородными деревьями и фруктами. А упоминавшийся выше его старший современник Ат–Табари именует Самарканд »садом эмира правоверных«. »Душа самаркандцев открыта к прекрасному. Среди них много мастеров по части создания чудес, украшающих мир«, — писал историк XII века Идриси. А объехавший многие земли и описавший города Востока азербайджанский географ XV века Абдер Ра–шид ал–Бакуви при виде Самарканда написал: »На земле нет лучше и приятнее города, чем этот«.

СЛОЖЕНИЕ САМАРКАНДА И КОЛЕСО ИСТОРИИ

Когда же зародилась эта »услада мира«? Какие материалы позволяют сегодня ученым предложить такую почтенную дату возраста великого города? Где закладывались первые камни его истории? На северной окраине Самарканда на обширной площади в более чем 200 гектаров раскинулись холмы, носящие у местных жителей имя легендарного героя поэмы »Шахнаме« — Афрасиаба.

Внимательный взгляд археолога открыл здесь высокие башни укрепленного крепостного ядра цитадели, планировку улиц с кварталами жилых домов и ремесленных мастерских, монументальные руины Джума мечети и несколько колец оборонительных стен с бастионами и воротами с системой ловушек. Это и есть древний Самарканд. Большое количество накопившихся культурных слоев, обнаруженных при раскопках, свидетельствует о многовековой жизни города. Беспрерывные раскопки археологов позволили наконец спуститься до того уровня, который указывал на первые культурные слои, и стало ясно, что самые ранние укрепления были сделаны здесь более 27 веков назад.

В последние годы сотрудники Института археологии Академии наук Республики Узбекистан параллельно с французскими учеными проводили раскопки еще одного крупного города, стоявшего в тридцати километрах к северо–западу от современного Самарканда и известного под названием Коктепа. Выяснилось, что датировка его возникновения абсолютно тождественна раннему Самарканду, то есть 2750 лет. Это подтвердили радиокарбонный анализ угля из очагов Коктепа, что убедительно доказывает справедливость определения этой даты основания Самарканда.

Его первые украшения и предметы материальной культуры характерны для древнего восточного общества VI–VII веков до нашей эры. Это время образования древнего Согдийского государства, столицей которого был Самарканд. Во главе его стояла военная элита, для которой и был возведен грандиозный акрополь, одинаково прочно защищенный как с внешней стороны, так и со стороны кварталов горожан. Именно о таком обществе сообщают священные гимны Авесты. Его возглавляли могучие мужи, ратхаэштар — »стоящие на колесницах«. О священной Сугуде Согде говорится как о стране, сотворенной Ахурамаздой. За ней упоминаются Бахди (Бактрия) и Моуру (Маргиана).

Сравнение этих областей показывает большое родство их культур. Поэтичное описание в »Шахнаме\" правителя Турана Афросиаба не столь уж далеко от реальности. Историки говорили о сложении древнего бактрийского царства и союзе с ним древнего Согда. Античные авторы описывали его как крупное владение от Амударьи на западе до Сырдарьи на востоке, имевшее тесные связи с народами, жившими за его пределами, особенно с южными соседями — Бактрией, Афганистаном, Индией.

Согд вместе с Бактрией во второй половине VI в. до н.э. был завоеван Ахеменидами и вошел в их империю как важная область, поставлявшая для царских дворцов Персиды золото и лазурит. Самарканд в это время был обнесен могучей системой оборонительных сооружений с внутристенными галереями и бойницами. Ядром города был его военно–административный центр — акрополь. В самом городе постепенно выросли монументальные жилые комплексы, появились кварталы ремесленников.

Вокруг Самарканда стали возникать своеобразные города– спутники — металлургов, ткачей, керамистов. Такие поселения археологи открыли в центре современного города — в районе Университетского бульвара, в микрорайоне Сартепо, близ Афрасиаба, по дороге в аэропорт. В них найдены орудия труда, готовая продукция, украшения из бронзы, золота, камня, кости. А разнообразная прекрасная керамика, сформованная на гончарном круге и обожженная в крупных двухкамерных горнах, по качеству не уступала изделиям Бактрии, Маргианы, Хорезма и расходилась далеко за пределы Согдианы. Сложилась и сложная система каналов, снабжавших водой поселения и город.

 
Благородная миссия:

Почти все мы покинули места нашего прежнего проживания с болью в сердце, ибо каждый из нас оставил там могилы отцов и матерей, братьев и сестер.Наш народ на протяжении всей своей...

Celebration of success. Leadership awards of 2009:

On June 24, 2009, The Jewish Child Care Association, aka JCCA and Association of Bukharian Jewish Youth of the USA “Achdut Unity,” hosted a formal dinner award ceremony...

Встреча поколений:

Интересное, удивительное событие произошло 17 июня 2009 года в НьюЙорке. Во всяком случае, для наших авлодов: Некталовых, Исхакбаевых, Хаимовых, Галибовых, Фузайловых...

...

© 2009 BukharianJewishCongress.org