Жить, чтобы побеждать или "В следующем году в Иерусалиме"
История бухарских евреев | Новая история (1917 - наши дни)

До Михаила Левиева бухарских евреев причисляли к этносу покорно–послушных, не сопротивляющихся, принимающих мир в мерах подчиненности и коленопреклонности. Но после Левиева весь мир открыл для себя новый тип бухарского еврея, способного противостоять, жить свободно, вопреки тоталитарным требованиям системы, которая поглощала каждого, несогласного с ней.

Судьба Михаила бен Якуба Левиева (1918– 1983), одного из ярких и самобытных представителей древнего самаркандского рода Левиевых, открывает новую страницу в истории бухарских евреев ХХ века, ибо его жизнь и смерть являются примером несгибаемости и величия духа человеческого.

М. Левиев был отважным, жизнерадостным, веселым человеком. Добрый по натуре, он любил помогать людям, остро воспринимал чужое горе, более того — считал это своей обязанностью. Если узнавал, что у кого–то из знакомых живущих рядом людей умер родственник, обязательно приходил выразить сочувствие, давал деньги, помогал организовать похороны, провожал в последний путь.

Рано лишившись своего отца, жертвы большевистского террора Якуба Левиева, юный Михаил не пал духом. Наоборот, оставшись с матерью, он рано повзрослел и доказал всем, что значит быть сыном Якуба Миера Левиева.

Его тянуло в большие города, которые могли стать трамплином для будущей бурной и быстро разрастающейся деятельности. Он отправляется в Москву, оканчивает Рабфак, и быстро встает на ноги.

В 1950 году, когда начал готовиться печально знаменитый сталинский план эвакуации всех советских евреев из крупных городов СССР в Сибирь, а на подходе было «дело врачей», антисемитский угар не прошел мимо Михаила Левиева. Его арестовали, поставив в вину публичную встречу с Голдой Меир (которую в СССР пригласил Сталин) и произнесенный им тост «В следующем году — в Иерусалиме!», провозглашенный на иврите в узком кругу.

В эти страшные годы его жена, Софья Давыдовна Левиева, пыталась пробиться к «вышестоящему начальству», чтобы добиться правды. Каким– то чудом ей удалось попасть на прием к заместителю Берии Абакумову. «Поймите, — пыталась объяснить она, — я знаю, что мой муж не виноват. Наш закон обязывает нас не оставлять в беде мужа, защищать его всегда и во всем». Наивная... «Наш закон»... Кому она это говорила? Одному из палачей, главный принцип которых был — не признавать никаких законов, кроме их собственных, палаческих. Разозленный Абакумов обрушился на Софью Давыдовну с бранью, сказав, что мужу ее пощады не будет.

В тот раз Михаила Левиева спасли смерть Сталина и все, что последовало за разоблачением культа личности.

Вернувшись к новой жизни, без тирана, но с его поспешниками, Левиев начинает как бы заново свою работу. Быстро наладив свой бизнес, он живет так, словно и не было годов преследований и репрессий. Его жизнелюбие, умение созидать и преображать все вокруг, защищая себя от убогости и серости, сделали его легендарным еще при жизни.

Его квартира, расположенная в самом сердце Москвы, была не только местом встречи деловых людей из Самарканда, Душанбе, Ташкента и Бухары, сюда съезжалась вся культурная элита Узбекистан и Таджикистана — певцы и композиторы, музыканты–виртузы и художники. Его гостеприимство и щедрый стол были предметом гордости одних и зависти других. Легендарные звезды, корифеи музыкального искусства Нерье Аминов, Барно Исхакова, Шоиста Муллоджанова, Авнер Муллокандов, Малика Калонтарова и многие другие были обласканы его вниманием, поддержаны в своем стремлении завоевать музыкальный Олимп в Москве.

Михаил Левиев был человеком, для которого произнесенный вслух тост «В следующем году — в Иерусалиме», за который пришлось отсидеть в лагерях ГУЛАГа, был не только фразой из пасхальной Агады, а призывом к действию, осуществлению. Его родственники, испытав в разные годы с начала ХХ века огромные лишения, преодолев препятствия на пути к святому городу, смогли воплотить в жизнь призыв потомков Моше– рабейну.

Когда в 1972 году решение репатриировать в Израиль принял и Михаил Левиев, это не было неожиданностью для знающих его людей. За несколько месяцев до запланированного отъезда Левиева в Израиль, он посетил родной Самарканд. Провожая в последний путь свою тетю на кладбище, он каждому, кто к нему обращался, пообещал помочь репатриировать на святую землю предков, отправить багажи, ящики. Ему верили. Этот день, запечатленный с помощью любительской кинокамеры его младшим сыном, Константином, отразил то огромное уважение, доверие которым пользовался Левиев среди евреев Самарканда.

Подавая документы в ОВИР, Михаил Левиев не был уверен, что власти не помешают ему осуществить его мечту. Несмотря на все трудности, разрешение на выезд было выдано, но иезуитская власть коммунистов заготовила свой очередной ход. В 6 утра, после получения разрешения на выезд, в квартиру Левиевых ворвались представители КГБ. Михаил Яковлевич был арестован и посажен в Лефортово. Три с половиной года он провел под следствием и ровно двадцать месяцев — в камере смертников, ожидая расстрела.

Семья боролась за его освобождение как могла. О несправедливо брошенном в тюрьму Михаиле Левиеве писали лондонская «Таймс», американские «Лос–Анджелес Таймс», «Нью–Йорк Таймс». С требованием о его освобождении выступила радиостанция «Голос Америки».

Протесты международной общественности не помогли...

Он провел по втором заключении 13 страшных лет, но не сдался, ни в чем не уступил своим мучителям, не просил о помиловании, хотя и мог это сделать. Мечтал лишь об одном — в следующем году оказаться в Иерусалиме...

Михаил Левиев умер в уральских лагерях в конце сентября 1983 года, через два дня после свидания с семьей, которое ему разрешило тюремное начальство. Тела умерших в уральских лагерях родственникам не выдавались. Но на этот раз помог Всевышний — Михаила Левиева семье вернули.

Когда Левиева хоронили на Востряковском кладбище Москвы, проводить его в последний путь пришли сотни людей.

П р о ш л о тридцать лет со дня его смерти, но память о нем хранится в сердцах тех, кто знал, уважал и любил его. Михаил Якубович Левиев принадлежит к той славной когорте сынов еврейского народа, о которых будут помнить всегда. В Америке, России, Израиле, Австрии, Узбекистане, Таджикистане зажгут свечи в память о человеке, достигшего невероятных высот в жизни, обществе и бизнесе, как любимце всех кто его знал и почитал

Писатель А.Ромов, автор книги об этом замечательном человеке, напишет позже, что именно героем останется Михаил Левиев в мыслях и сердцах всех, кто его знал. Не сдавшимся. Именно поэтому — вечная ему память!

 
Благородная миссия:

Почти все мы покинули места нашего прежнего проживания с болью в сердце, ибо каждый из нас оставил там могилы отцов и матерей, братьев и сестер.Наш народ на протяжении всей своей...

Celebration of success. Leadership awards of 2009:

On June 24, 2009, The Jewish Child Care Association, aka JCCA and Association of Bukharian Jewish Youth of the USA “Achdut Unity,” hosted a formal dinner award ceremony...

Встреча поколений:

Интересное, удивительное событие произошло 17 июня 2009 года в НьюЙорке. Во всяком случае, для наших авлодов: Некталовых, Исхакбаевых, Хаимовых, Галибовых, Фузайловых...

...

© 2009 BukharianJewishCongress.org