Новая жизнь старого музея
История бухарских евреев | Музеи

13 июня 2008 года в Самарканде начал функционировать интерактивный музей под названием «Евреи края в прошлом и настоящем».

Из еврейских фондов областного государственного музея выставлены экспонаты и архивные материалы, рассказывающие об истории и культуре одного из древнейших народов Средней Азии — бухарских евреев.

История евреев нашего края насчитывает более двух тысячелетий. Имеются свидетельства о пребывании большой еврейской общины в Мерве (ныне город Мары в Туркменистане) в Талмудическую эпоху. Сюда из Пумбедиты (ныне город Анбар в Ираке) — еврейского религиозного центра Вавилонии направился раввин Шмуэл Бар Бисена, предположительно с целью торговли по шелковому пути и остановился в еврейской семье. Эпизод, описанный в Талмуде по поводу кошерности вина, свидетельствует о серьезной общине в Мерве 2000 лет назад.

А еще раньше из Книги Эстер, сложенной в раннепарфянский период, мы узнаем, что евреи жили на всей территории Персидской империи, в том числе в провинции Хорасан и в Средней Азии.

Начиная с VIII века, в исламский период, в составе арабского халифата еврейские общины в городах Средней Азии были изменены и созданы новые структуры — в связи с ограничениями евреев в правах и введением дополнительных налогов. Вместе с тем евреи были защищены как библейский «народ Книги». В XII веке Беньямин из Туделы (Испания) пишет о крупной еврейской общине в Самарканде. Много сведений имеется также о евреях Средней Азии в средние века. Самаркандский профессор истории Манате Абрамов собрал имена известных еврейских поэтов и писателей, начиная с VII века. Однако, следует признать, что только последние 150 лет — период владения Средней Азии Россией наиболее документирован, поскольку сохранились архивные записи. Именно на этот период, начиная с 1870–х годов, приходится расцвет еврейской буржуазии: появляются купцы первой и второй гильдий, которые строят красивые дома. Они и сегодня представляют архитектурную ценность. В одном из них, в доме Ари Фузайлова, в самом центре еврейской махалли, на заре советской власти разместился туземно–еврейский музей. Послевоенное поколение евреев помнит это здание (ныне ул. М.Толмасова, дом 19) как «актеку». Дом Ари Фузайлова, как и другие дома богатых фабрикантов и торговцев, был реквизирован в пользу государства, но Ари Фузайлов остался в памяти народной не только благодаря бывшему музею. Его больше знали как хозяина мыловаренного завода в начале XX века. Новая власть здесь построила фабрику «Худжум» для еврейских трудящихся. Эта фабрика выпускала шелк–сырец из коконов, работала исправно до настоящего времени и через нее прошли многие бухарско–еврейские лидеры.

В той самой аптеке еще раньше, с 1927 по 1938 год, находился еврейский филиал областного музея. Его основателем и директором был замечательный ученый–этнограф из Санкт–Петербурга Исаак Симхович Лурье. Он собрал уникальную коллекцию экспонатов по истории и культуре, быту и традициям местных евреев и создал прекрасную экспозицию с фотографиями и архивными документами.

Но очень скоро началась советизация еврейской культуры и ожесточенная борьба с религией. Музей должен был перестроиться, однако «упрямый» директор не хотел смириться с новыми веяниями. И, конечно же, Лурье не мог уничтожить свои труды — ведь в них была вся его жизнь.

«...В 1927 году Лурье организовал музей, но теперь видно, что он его организовал не для государства. Он до сих пор считает своей собственностью...» «Он возражает против лозунга Энгельса о значении труда в развитии человека...» В результате подобных абсурдных обвинений: «комиссия нашла полезным отстранить Лурье от заведования ввиду его политической неграмотности, назначив зав. музеем партийца из туземных евреев». Таким партийцем, угодным властям, предположительно оказался Рахмин Бадалов. В архивах сохранились докладные записки Бадалова, написанные им на клочках бумаги о состоянии синагог в Самарканде. Бадалов был известным просветителем, много лет работал в сфере образования Узбекистана, прожил в Ташкенте до глубокой старости.

По другим данным, директором музея в 1932 году стал И.М.Бадалов, а в 1933 был назначен Р.Муллокандов.

Конечно же, архивные документы подверглись чистке, там сохранились документы Туркестанского политического агентства, в основном антисемитского содержания. Большевики и коммунисты хотели показать антинародную сущность царского режима.

В 1932 году И.Лурье был репрессирован, и о его дальнейшей судьбе нам неизвестно. В одном из еврейских журналов, выпускаемых в наше время в Москве, была публикация о том, что в конце 30–х годов XX века Лурье был расстрелян. Осталось его детище: собранные им по крупицам материалы.

Двадцать лет назад началось активное возрождение еврейской культуры, но оно совпало с массовой эмиграцией евреев (1989–1990 гг.). Появился доступ к архивам, но подробным исследованием оставшихся материалов до сих пор никто не занимался. Примечательно, что в независимом Узбекистане спустя 70 лет еврейский музей, основанный на экспозициях Лурье, вновь стал достоянием народа и получил право на жизнь. Ранее, в 1993 году, к юбилею 150–летия еврейского квартала, в Самарканде была организована временная выставка еврейских фондов. И вот теперь, через 80 лет, произошло исторически значимое событие в культурной жизни бухарских евреев всего мира. В областном краеведческом музее, в бывшем доме купца первой гильдии Абрама Калонтарова вновь открылась постоянно действующая выставка «Евреи края в прошлом и настоящем». Весьма символично, что музей открылся также в еврейском доме.

Судьба Абрама Исаковича Калонтарова не менее интересна. Внук первого старосты еврейской общины Самарканда Моше Калонтара был одним из богатых людей города. Он строит свой особняк в самом центре на бывшей Николаевской улице. Ожидая приема русского императора Николая II в Самарканде, он завершает строительство дома в 1916 году. Обладая изысканным вкусом, А.Калонтаров тщательно подбирает строительные материалы, привозит их из Германии, Латвии, России и других стран. Стены одной из комнат отделаны обоями, на которых выбиты золотом двуглавый орел, герб России, и звезда Давида, — тем самым он выразил свое почтение русскому царю. Однако мечте А.Калонтарова не суждено было осуществиться. В феврале 1917 года царя свергли с престола, а в 1918 году по приказу Ленина расстреляли вместе с семьей.

Революционные события в Санкт–Петербурге изменили ход истории и повлияли на судьбу хозяина особняка. В 1920 году дом А.Калонтарова был отнят новыми властями, но по состряпанному документу в 1923 году он якобы подарил его государству. Абрам Исакович умер в 1951 году. Он похоронен на еврейском кладбище Самарканда, рядом с «Хоноко». Очевидцы свидетельствуют, что Абрам Калонтаров, часто посещая свой особняк, не мог удержаться от слез. С 1925 г. по декабрь 1930 года Самарканд был столицей Узбекистана, и в этом доме разместилось государственное учреждение во главе с Акмалем Икрамовым. С 1934 года по настоящее время здесь находится краеведческий музей. Такова история дома, где теперь начал функционировать еврейский музей.

В трех комнатах второго этажа размещена уникальная экспозиция, рассказывающая о жизни евреев края, о религии и традициях, о быте и одежде бухарских евреев. Здесь же установлен компьютер, он выдаст информацию об архивных документах, фотографиях 30–х годов, сделанных В.Котовским, слайды экспонатов, фильмы, базу данных еврейского кладбища Самарканда и многое другое.

У входа на выставку, рядом с большой гостиной А.Калонтарова, построен шалаш, главный атрибут праздника «Суккот» — это напоминание об истории исхода евреев из египетского рабства 3300 лет назад. Поднимаясь по лестнице, можно увидеть увеличенные портреты, на них красивые лица женщин и мужчин в национальной одежде бухарских евреев.

Одну из стен украсила огромная географическая карта расселения евреев после падения первого Иерусалимского храма 2500 лет назад. На этой карте видны города Персидской империи, Китая, Индии, Средней Азии, в которых отмечены крупные еврейские общины. Отдельно перечислены города Узбекистана, где проживали и сейчас живут евреи.

Здесь же представлена карта еврейского квартала Самарканда и документ о купле земли евреями в 1843 году у Бухарского эмира. На стенах висят фотографии известных людей общины: Моше Калонтара и его сыновей: Рафаэля — основателя синагоги «Гумбаз» (1891 г.) и Давида — последнего старосты общины (1923 г.). Удачно подобранное экспозиционное оборудование, мебель, стеклянные витражи, освещение подчеркивают женские украшения, одежду, древние свитки и римонимы, книги, шофар, картины еврейских художников — да разве можно все перечислить.

Музейные экспонаты пополнились подарками членов еврейской общины. Они ждали его открытия два года и переживали вместе с талантливыми художниками–оформителями и научными консультантами. Два года молодежь из еврейской воскресной школы посещала исторический кружок, где изучали экспонаты будущего музея под руководством С.Жуковой.

На церемонии открытия музея было высказано много пожеланий от национальных культурных центров, директора гос. музея–заповедника, руководителей и ответственных работников хокимията города и области. Почетное право отрезать красную ленту было предоставлено директору «Джойнта» по Средней Азии и Кавказу Стенли Абрамовичу. Он специально приехал из Израиля, его организация выступила спонсором данного проекта. Радость ощущалась и в глазах автора идеи Макса Визеля — он глава представительства американского еврейского распределительного комитета «Джойнт» в Узбекистане. Гости преподнесли подарок музею, а раввин Самарканда Ицхак Якобсон установил мезузу на дверной косяк и прочитал благословение.

Через почти столетие еврейский дух вновь возвратился в этот дом. С одной стороны, дух Абрама Калонтарова, напомнившего о себе и своем великолепном особняке, и с другой — дух Исаака Лурье, человека, пережившего трагедию своего времени и в чем–то опередившего его, будто он сумел остановить время на десятки лет и вновь вернуться. Что ж, все возвращается на круги своя: и честное имя, и истинные заслуги. Хочется надеяться, что восстановлена еще одна частица исторической справедливости.

Весьма отрадно, что первыми посетителями музея стали почетные гости. Президент Всемирного Конгресса бухарских евреев Леви Леваев посетил дом А.Калонтарова накануне открытия музея, а президент Конгресса бухарских евреев США и Канады Борис Кандов сделал первую запись в книге отзывов и подарил красочную книгу, изданную им в прошлом году.

Высокую оценку дал и директор нью–йоркского музея бухарских евреев Арон Аронов, посетивший выставку в Самарканде. Он, в частности, сказал: «Мне не хватает таких энтузиастов, как Фазылов и Жукова. Я верю, что у музея есть будущее. Молодое поколение должно знать свою историю. И ваш музей как нельзя лучше предоставляет такую возможность».

 
Благородная миссия:

Почти все мы покинули места нашего прежнего проживания с болью в сердце, ибо каждый из нас оставил там могилы отцов и матерей, братьев и сестер.Наш народ на протяжении всей своей...

Celebration of success. Leadership awards of 2009:

On June 24, 2009, The Jewish Child Care Association, aka JCCA and Association of Bukharian Jewish Youth of the USA “Achdut Unity,” hosted a formal dinner award ceremony...

Встреча поколений:

Интересное, удивительное событие произошло 17 июня 2009 года в НьюЙорке. Во всяком случае, для наших авлодов: Некталовых, Исхакбаевых, Хаимовых, Галибовых, Фузайловых...

...

© 2009 BukharianJewishCongress.org