Преданность своему народу
История бухарских евреев | Музеи

Первое ощущение, когда посещаешь музей Амнуна Хефица — полное разочарование. Какой же это музей, если все его «выставочные залы» — небольшие комнатки скромной квартирки на втором этаже? Но достаточно повнимательнее присмотреться к экспонатам, чтобы убедиться: большинство из них — подлинные раритеты!

Хозяина не огорчил мой — первоначально чуть растерянный — вид.

«Это только основа нашего выездного Музея среднеазиатских евреев, — пояснил он. — Все исторические фотографии, документы, старинные книги и предметы быта мы запечатлеваем на видеопленках, дисках, которые я демонстрирую, читая лекции в США и Израиле, в Узбекистане, Таджикистане, Австрии… »

Мы« — это семейная фирма »Heifitz Inc.« — сам Амнун, его жена Юдит, исполняющая обязанности главного директора, сыновья Або — профессиональный оператор и старший — Рафаэль, известный в Израиле режиссер, проработавший несколько лет на 9–м канале телевидения.

— Кстати, именно он натолкнул меня на мысль делать фильмы о родных краях, о наших людях — евреях Средней (или, как ее называют нынче, Центральной) Азии, показав мне свою ленту о Самарканде, — говорит Амнун.

— Насколько я знаю, вы и сами готовите несколько картин о древнейших городах — Бухаре, Самарканде, Ташкенте, Ургенче… Однако первая ваша лента была посвящена истории.

— Да, сначала — на основе уже имеющегося фотоматериала и документов — я выпустил фильм »Воспоминание«, посвященный нашему родственнику — купцу первой гильдии Абраму Исааковичу Калонтарову. — Судите сами, — проводит меня »экскурсией« вдоль стен Амнун. — Как можно было отказаться от такого богатства? Вот копия дагерротипа с портретом Моше Калонтара, сделанной в 1869 году. В хронологическом порядке этот снимок стоит первым, и перед моим взором как бы вновь возникает время, когда Александр Второй оккупировал территории, на которых наряду с местными жителями жили и наши соплеменники. Нас тогда русские колонисты называли среднеазиатскими туземными евреями, хотя у нас было иное самоназвание — яхуди, бней–исраэль. Бухара была присоединена гораздо позже — уже при советской власти. Мы происхождением от иранских евреев.

Как попала фотография ко мне? Сын Моше Давид, будучи наместником Николая Второго, был приглашен на коронацию царя. Тогда–то он и увидел снимок, на котором были его отец и мать. Он заказал пять копий, одна из которых и попала ко мне. Судьба остальных, увы, неизвестна.

Надо сказать, что Давид Моисеевич за верную службу получил от Николая Второго 5 медалей и право носить генеральский мундир с саблей.

— Вы в этом уверены?

— Ему было поручено покровительствовать трем религиям — православной, мусульманской и иудейской, он же собирал средства для развития экономики, основал хедер… Есть у меня и книги этого великого человека. На одной из них (1862 года издания) 2 печати: царская — на русском и овальная, исполненная на иврите. Есть и фолиант, приобретенный им во время паломничества в Иерусалим: книга затем досталась его сыну Давиду, а уже правнук — Иммонуэль Калонтаров — подарил ее мне.

У рода этого славная история: Маркиэль Изральевич Калонтаров, стал первым по–настоящему известным художником среди среднеазиатских евреев, его правнук Иммонуэл Калантаров стал главным декоратором республики, работал на »Узбекфильме«. У меня есть и выполненные им афиши и плакаты.

— С чего же все–таки проснулся интерес к истории — генеалогия и родственные связи, собирание предметов старины, старинные и собственные фотографии? Что было главенствующим?

— Дом пионеров в Ташкенте и фотоаппарат »Комсомолец«, — смеется мой собеседник. — Помните такой? Сегодня никто и не поверит, что им можно снимать, мне же удалось запечатлеть жизнь и быт во многих городах Средней Азии. Снимал я много, тщательно отбирал место съемки, ракурс. И запечатлел такие кадры, что они то и дело появляются во многих журналах и газетах, выставляются и в Еврейском музее в Манхэттене. Это и жанровые снимки, и портреты замечательных певцов, композиторов, художников, музыкантов. Вот прославленные Ходжа Абдулазиз Расулов, мой кумир Нерьё Аминов, оперный певец Рафаэль Толмасов, композитор– мелодист Уриэль Толмасов, совсем еще юная Малика Калонтарова… А это самый первый портрет певца эмира бухарского Леви Бабаханова (к сожалению, не знаю имя фотографа). Есть у меня и его пластинки, которым вскоре будет 100 лет, есть его произведения всех жанров — люблю классику, записи его учеников.

— А как его услышать?

— Только через меня! И то, должен пожаловаться, вывезти в США граммофон так и не удалось. 40 фотографий мною предоставлено самаркандскому музею, расположившемуся в доме, где когда–то жил купец первой гильдии Абрам Калонтаров.

— Старинные джома, утварь, пластинки и книги — все это в сочетании с богатейшей коллекцией фотографий могли бы (и, на мой взгляд, должны) послужить основанием для добротного стационарного музея. Есть ли какие–то шансы на это?

— Знаете, я ведь приехал в Америку 13 лет назад в возрасте уже за 60, даже не зная языка. По профессии — фотографом — было не устроиться. Открыл парикмахерскую, и только потом, когда уже встал на ноги, мог позволить себе заняться любимым делом. На фильм »Воспоминание«, а потом и »Ностальгию\" средств было в обрез. Признаюсь, доводилось и удерживаться от соблазна: за коллекцию и даже отдельные ее экспонаты, такие, как снимок 1910 года, на котором изображены члены Попечительского совета Российского судного банка, мне предлагали хорошие деньги. Я не отдал. Как не откажусь от начатой работы над портретами всех репрессированных среднеазиатских евреев, уже собрал свыше 300 снимков фронтовиков, героически сражавшихся с фашизмом, намереваюсь с помощью общины широко отпраздновать 100– летний юбилей со дня рождения Маркиэля Калонтарова, сейчас работаю над сценарием художественного фильма о том, как евреи попали в Среднюю Азию: эта тема еще не поднималась в кинематографе…

— И на все это нужны средства…

— Совершенно верная постановка вопроса, который мне уже довелось обсудить с президентом Конгресса бухарских евреев США и Канады Борисом Кандовым, проявившим к созданию музея большой интерес. Хочется верить, что это уже дело времени.

Я поблагодарил Амнуна за встречу и поинтересовался, что означает его имя.

— Верный, преданный, — чуть стесняясь, перевел он.

И я невольно подумал: как же, видимо, обязывает имя, данное родителями, и насколько оно подходит моему собеседнику — человеку огромной любви к своему народу, его истории.

 
Благородная миссия:

Почти все мы покинули места нашего прежнего проживания с болью в сердце, ибо каждый из нас оставил там могилы отцов и матерей, братьев и сестер.Наш народ на протяжении всей своей...

Celebration of success. Leadership awards of 2009:

On June 24, 2009, The Jewish Child Care Association, aka JCCA and Association of Bukharian Jewish Youth of the USA “Achdut Unity,” hosted a formal dinner award ceremony...

Встреча поколений:

Интересное, удивительное событие произошло 17 июня 2009 года в НьюЙорке. Во всяком случае, для наших авлодов: Некталовых, Исхакбаевых, Хаимовых, Галибовых, Фузайловых...

...

© 2009 BukharianJewishCongress.org