Любовь, клевета и расплата
Литература | Публицистика

Эта история началась давно, несколько десятков лет назад, в небольшом городке Узбекистана.

В один из замечательных, теплых осенних дней в городе играли свадьбу, о которой говорили все горожане. Самая красивая девушка города, врач по образованию, выходила замуж за лучшего из лучших, умницу и красавца. Ее звали Мира, его — Лева.

Свадьба прошла на славу, и молодые зажили счастливо и дружно, на радость одним и зависть другим. Уже через месяц–другой Мирочка, счастливо улыбаясь, шепнула Леве, что он в конце лета станет отцом. Лева был радостен и горд. Порою он не верил собственному счастью: жена — умница, красавица, ласковая, нежная, покладистая, умеющая одним движением теплой ладони успокоить, утихомирить властного, порою жесткого мужа.

Как он был счастлив с ней, как тянуло его домой, к своей Мирочке. Но, все хорошее очень быстро кончается, особенно, если в этом кто–то конкретно заинтересован.

Как–то зимним вечером, возвращаясь домой, Мирочка сильно споткнулась, упала и расшиблась. Прохожие довели ее до больницы, где глубокой ночью она потеряла ребенка.

Отчаяние ее было велико, но ей сделали успокоительный укол и повезли в палату. А в коридоре ее заметила двоюродная сестра Левы, которая остолбенела, увидев Мирочку в таком состоянии. Но, позже, поразмыслив, она решила использовать эту ситуацию для своих тайных замыслов. Тайна была одна, но большая — Лева. Она сама мечтала выйти за него замуж. Но для Левы существовала лишь одна девушка на земле — Мирочка. Эта девица по имени Р. тут же побежала к Левиной матери. Рассказала, что их келин Мирочка два часа назад избавилась от ребенка. Чувствуете разницу? Не драматически потеряла, а избавилась. Мать в ужасе — к сыну. Лева в состоянии сильнейшего душевного волнения побежал в больницу.

Напомню, в те годы телефонная связь в маленьком городке была мало кому доступна, транспорта практически не было, и Лева прибежал в больницу, когда была глубокая ночь.

Естественно, туда его не пустили, и только сторож, пожалев, зашел внутрь и узнал в регистратуре, что, действительно, Мира, его Мирочка лежит в палате для тех, кто прервал беременность. Убитый, потерянный, ничего не понимающий, он брел домой, не разбирая дороги. Его истерзанная душа отказывалась верить, а взбешенный разум твердил: «Она убила твоего ребенка, она убила твоего ребенка».

Лева не помнил, как он добрался до дому. Дома его ждала испуганная мать, при виде которой Леве вдруг захотелось зарыдать, заплакать во весь голос. Броситься, как в детстве, к ней, зарыться в ее руки и спрятаться от злого окружающего мира. Но слез не было, а душа застыла огромным холодным камнем так, что трудно было дышать. Выпил бутылку водки, но ни на мгновение не опьянел.

Утром он не помнил, спал он хоть минуту или нет. Жить не хотелось, но и умирать было нельзя. Все, кто встретил Леву в это утро, его не узнали. Прежний Лева, веселый, жизнерадостный, остроумный, — умер. Теперь это был мрачный, жесткий, даже беспощадный человек.

МИРОЧКА

Наутро, придя в себя, она в состоянии огромного стресса ждала своего Левочку. Только он, его спокойный уверенный голос, его большие сильные руки, его любящие глаза могли успокоить, утешить её. Но ждала она его напрасно. Уже пришли папа мама, кто–то из ее родни, но ни Лева, ни его мать так и не пришли. Мирочка терялась в догадках — что произошло, почему нет Левы.

Все три дня, что она была в больнице, Лева так и не пришел.

А город тем временем гудел от слухов, сплетен, домыслов и вымыслов.

Мнения людей резко разделились — одни жалели Мирочку, сопереживали ей. Другие открыто сочувствовали Леве и удивлялись «безответственной легкомысленности Мирочки».

Но и те, и другие единодушно сожалели о распадающейся семье и гибнущей у них на глазах красивой любви.

КЛЕВЕТНИКИ

Но была еще одна, совсем небольшая группа, которая не только не сожалела о случившемся, но и очень осторожно распускала один нелепый слух за другим, одну клевету за другой. Но, повторюсь, делала это очень и очень тонко и осторожно.

Вы, вероятно, поняли, что это была семья Левиной амашки, которая с величайшим нетерпением ждала скорого развода и надеялась, что их дочь теперь–то уж заполучит Леву в мужья. Им казалось, что удача сама плывет к ним в руки. Нужно только немного подтолкнуть ее в нужном направлении. А на какую–то там любовь, на искреннюю привязанность, чувство огромной потери и величайшего страдания Миры и Левы им было глубоко наплевать. Цель оправдывала средства.

Тем более, что цель–то была хороша — молодой, интересный, перспективный инженер, уже зам. директора крупного автохозяйства. Куда уж лучше!

РОДИТЕЛИ

А родители и с той и с другой стороны тем временем занимались только тем, что возмущались друг другом, копили обиды, и никто не хотел сделать первый шаг к примирению.

Все были гордые, оскорбленные, неприступные и чрезвычайно возмущенные. И хотя разными людьми делалось много попыток разобраться в ситуации и примирить враждующие стороны, клеветники и сплетники не дремали, разрушая любые дружеские начинания. Постепенно обе семьи стали серьезно поговаривать о разводе. Молчали только молодожены.

МОЛОДОЖЕНЫ

Лева ходил по городу с гордым, даже слегка вызывающим видом и мало кто решался заговаривать с ним на «больную» тему. И уж, тем более, никому не приходило в голову задавать ему какие–либо неприятные вопросы или давать умные советы. Он так резко и жестко обрывал собеседника, и у того надолго пропадала охота повторить попытку.

Мирочка стала молчаливой, замкнутой, весь ее вид говорил о том, как она несчастна. Она была похожа на ласточку с обрезанными крыльями. Красота ее не поблекла, но стала какой–то печальной. При виде ее у многих щемило душу.

А Лева, между тем, страшно тосковал. Порою он хотел пойти к ней, высказать ей все свои обиды, устроить скандал и …забрать ее домой. Но гордость, эта проклятая гордость, изо всех сил боролась с его любовью и всегда побеждала. И еще эти бесконечные слухи, сплетни.

А Мирочка... как же она скучала по своему Левочке, как ждала его и как любила!

Она бы пошла к нему сама, да что там пошла, поползла бы к нему через весь город, но боялась, боялась, что встретит холодный, равнодушный взгляд или, не дай Бг, услышит насмешку и язвительно– унизительный смех. И ни разу, ни разу ни он, ни она не сделали шага навстречу друг другу.

Хотя, нет, один–единственный раз Лева пришел к Мирочке домой, когда услышал, что ее сватает какой–то приезжий дальний родственник. Он шел и не знал, что он скажет Мирочке, которую он все еще сильно любил, которую он все еще не простил и без которой уже просто не мог жить.

Но на пороге ее дома он увидел свою тещу, которая оскорблено поджав губы, обронила: «Поздно, домот, они уже муж и жена. Дайте моей дочери гет, если вы порядочный человек».

Второй раз за эти долгие месяцы Лева получил такой мощный удар. Он молча развернулся и ушел, теперь уже навсегда.

Через неделю он передал своей любимой, но уже чужой Мирочке развод — гет.

А Мирочка и знать не знала, и ведать не ведала, что ее мать одной только фразой навсегда лишила её счастливой жизни. Она упорно отказывалась от любых попыток ухаживания и категорически не желала даже разговаривать с новым кандидатом.

Но, когда принесли гет от Левы, и мать сказала, что Лева проявил инициативу и сам захотел дать ей развод, Мирочка тихо заплакала и перестала сопротивляться.

Она уже не могла жить в этом городе, где была так счастлива с Левой и где потеряла свое счастье безвозвратно.

Через 10 дней после получения гета она с новым мужем уехала в маленький уездный городок.

А Лева тоже не остался в городе.

О женитьбе на своей двоюродной сестре Р. он и слышать не захотел, уехал в другой город, женился там и через год эмигрировал в Америку.

ВТОРАЯ ЖЕНА

Эх, как она была не похожа на Мирочку! В ней не было ничего, что Лева так ценил и любил в Мирочке. Ни внешне, ни внутренне она не была интересна. С Мирочкой он, бывало, говорил часами, а с ней и двух–трех фраз не произносил. Она не излучала ни теплоты, ни ласки, ни нежности, но зато хорошо умела считать и очень сильно любила деньги и драгоценности. Иногда Леве казалось, что если бы денег и золота, было бы ей достаточно, она бы попросту и не вспоминала о нем.

Вероятно, Лева было к ней излишне строг, но как он ни старался, ничего кроме скуки и раздражения, она в нем не вызывала. Однако Лева твердо решил, что будет с ней жить и попытается ее перевоспитать. Потом, по прошествии десятков лет, он не раз будет удивляться своей глупой женитьбе и злиться на себя за тот странный шаг.

У него родились два сына, он с головой ушел в работу и довольно скоро стал весьма обеспеченным, по американским меркам, человеком.

НОВЫЙ МУЖ

Целый месяц Мирочка по приезде в новый город, не подпускала к себе второго мужа.

Ей казалось диким и отвратительным, что какой–то чужой человек будет трогать ее холодными руками и целовать мокрыми губами. Ей казалось, что от одного его прикосновения, она тут же умрет.

Не умерла, стерпела, а потом, смирившись, почти привыкла. Почти. Обида на Левочку, на свою глупую робость и страх сидела в ней глубоко, и даже рождение детей ничего не изменило. Она была верной, преданной, терпеливой, прощающей, понимающей, заботливой, самоотверженной женой. Но полюбить своего второго мужа так и не смогла. А как хотела! Как часто долгими ночами она мечтала, что полюбит его, как любила Левочку.

Ну, пусть не так, а хотя бы на половину или на четверть. Увы, он проигрывал Леве во всем. Был неприметен внешне, груб в поступках и словах, часто позволял себе хамство и наглость. Многие годы напоминал ей тот несчастный месяц и откровенно насмехался над ней. Леву, естественно, он люто ненавидел.

Мирочка терпела, прощала, молча страдала и бесконечно оправдывала его — сначала перед собой, а потом и перед повзрослевшими детьми. Она старалась вырастить их в полном уважении и почтении к их такому трудному отцу.

Дети поражались ее долготерпению и смирению, даже обвиняли в отсутствии самолюбия и достоинства.

А что в ответ могла ответить детям Мирочка? Рассказать о своей потерянной любви и о том, что за тридцать лет жизни с их отцом не то что дня, а даже минуты не любила его? Что жизнь с ним воспринимала как наказание за свою нерешительность, неуверенность и неумение бороться за свою любовь и счастье?

Сказать им такое Мирочка не могла и потому упрямо защищала мужа в глазах детей. Она панически боялась, что дети станут презирать отца. Считала это недопустимым, понимая, что презираемый отец — трагедия для детей. А своих детей она любила самозабвенно, полностью растворяясь в их делах и заботах.

Пришло время, и в начале 90–х Мирочка с семьей стала собираться в эмиграцию в Америку, туда, где уже почти 20 лет жил Лева. Но Мирочка об этом, естественно, не знала.

АМЕРИКА

Еще в Москве, на собеседовании, муж Мирочки случайно узнал, что есть вполне реальная возможность заработать на «фиктивном браке». Что это на самом деле, такое он представлял себе очень смутно. Ему казалось: вот приедет он в Америку, найдет для этой цели богатую женщину, зарегистрирует с ней брак, получит свои деньги и гуляй–кайфуй.

Перед самым отъездом он настоял на разводе — и в Америку они въехали документально разведенные с Мирочкой. Детям ничего не сказали. Мирочка — чтобы не расстраивать, а он — чтобы не лезли со своими возражениями. В конце концов, жили–то семьей и о настоящем разводе и речи быть не могло. Он просто хотел «легких, беззаботных денег», а за Мирочку держался изо всех сил, аж двумя руками. Но почти сразу же выяснилось, что он — пока не гражданин — никому в Америке не нужен. Конечно, был очень разочарован, даже расстроен, но быстро забыл о своей идее. Он был старше жены, сразу же получил SSI и зажил счастливо и беззаботно — юшуво, мисво и т.д.

ВСТРЕЧА

Мирочка, в отличие от мужа, сразу же бросилась искать себе работу. Она была хорошим врачом с более чем 30–летним стажем. При этом оставалась еще очень активной, старость, казалось, была очень далеко впереди. И эти поиски привели ее в старую синагогу на 71–й улице Форест Хиллз. Тогда это было место встреч многих. И Мирочка там встретила милую семейную пару, с которой когда–то, очень–очень давно, дружила вместе с Левой.

Женщины узнали друг друга, бросились в объятья, поплакали, повспоминали, посмеялись...

И подруга пригласила Мирочку с мужем к себе на ближайший шаби–шаббот. Мирочка с благодарностью приняла это предложение, даже отдаленно не представляя, кого она там увидит.

Леву удивило неожиданное приглашение старинных друзей, с которыми он давно уже даже не перезванивался. Он обещал быть с женой, хотя отношения их были очень холодные — каждый жил сам по себе.

Лева увидел Мирочку сразу, как только вошел. Его как будто пронзило стрелой, он моментально оглох и ослеп одновременно. Но это длилось лишь мгновение — никто ничего не заметил.

Мирочка повзрослела, но сохранила свою красоту, женственность, изящество.

Её муж и его жена ничего не поняли — в той жизни они никогда не встречались.

Ужин прошел весело — много смеялись, шутили. Лева даже пел под гитару песни своей молодости, чем очень удивил свою жену. Она даже не подозревала, что Лева играет на гитаре и поет. А ведь прожили вместе тридцать лет! Леве хотелось плакать, а он пел. Мирочке хотелось захлебнуться слезами, а она, сдерживая непролитые слезы, улыбалась и подпевала ему.

Через неделю Лева позвонил и попросил о встрече всего на полчаса. Мирочка согласилась. Она понимала, что Лева задаст только один вопрос. Так и случилось. Глядя прямо ему в глаза, она рассказала, как все было на самом деле. Он поверил сразу и безоговорочно. Он знал, что Мирочка никогда не лгала. Так Лева получил третий удар. И самый сильный. Он понял, как был жесток, слеп, безжалостен, недальновиден и глуп.

Друзей он считал врагами — они защищали Мирочку.

Врагов и завистников — считал друзьями — они поддерживали и разжигали в нем злость, недоверие и пустую обиду.

Он сам не ожидал, что эта такая давняя история так болезненно отзовется в его холодном, стареющем сердце.

Теперь ему хотелось только одного — понять, кто и почему?

 
Благородная миссия:

Почти все мы покинули места нашего прежнего проживания с болью в сердце, ибо каждый из нас оставил там могилы отцов и матерей, братьев и сестер.Наш народ на протяжении всей своей...

Celebration of success. Leadership awards of 2009:

On June 24, 2009, The Jewish Child Care Association, aka JCCA and Association of Bukharian Jewish Youth of the USA “Achdut Unity,” hosted a formal dinner award ceremony...

Встреча поколений:

Интересное, удивительное событие произошло 17 июня 2009 года в НьюЙорке. Во всяком случае, для наших авлодов: Некталовых, Исхакбаевых, Хаимовых, Галибовых, Фузайловых...

...

© 2009 BukharianJewishCongress.org