Как я пришел к Богу
Издания | Письма читателей

Исак ИБРАГИМОВ — ровесник Октября, многие годы до начала Второй мировой войны работал учителем в средней школе, директором школы №122, зав. отделом пропаганды Кировского райкома партии г. Ташкента. Сегодня живет в израильском городе Петах–Тиква. Вот что он пишет.

Когда началась война, пришла повестка, но, учитывая, что родители были старыми и в семье было девять душ, мне дали отсрочку на два месяца. Не прошло и месяца, как меня вызвали к секретарю Ташкентского обкома партии А. Бродовой. Она–то и назначила меня руководителем 17 тысяч человек, направляемых на сбор хлопка в совхоз имени Сталина. Впервые в истории этого совхоза план по сбору хлопка был выполнен. Помню как сейчас, отпраздновал я в кругу семьи 7 ноября, а на следующий день ко мне в дом ворвались сразу восемь человек с возгласами: «Вот он, дезертир!», схватили меня, привезли в военкомат и заперли в одной комнатке.

Наутро пришел военком Кузнецов, приставил пистолет к виску, сказал, что «предаст меня военному трибуналу, а лучше прямо сейчас расстреляет». Я не растерялся, тоже стал кричать, требуя, чтобы он немедленно позвонил Бродовой. Бродова была возмущена, приказала военкому немедленно прибыть в обком партии вместе со мной.

В кабинете Бродовой я заплакал, как ребенок, меня еле успокоили. Секретарь вызвала завотделом Усманова и продиктовала приказ об увольнении военкома с занимаемой должности. Меня наградили Почетной грамотой Верховного Совета Узбекистана и денежной премией в размере пяти тысяч рублей.

Через неделю меня снова вызвали в обком и предложили немедленно явиться в ЦК Компартии Узбекистана. Там меня принял третий секретарь по промышленности и торговле Кабулов. «По рекомендации обкома мы рекомендуем вас на должность управляющего делами Наркомата танковой промышленности », — сказал он. Вскоре с одобрения Малышева я был назначен на эту должность.

Через четыре дня прибыл заместитель Малышева — Войцман.Он был приятно удивлен, что я еврей и тут же предупредил, чтобы я был осторожен в делах.

Так прошел год. Затем меня вызвали в Москву на балансовую комиссию. В десять утра я зашел на комиссию. Малышев тут же распорядился дать мне премию в размере шестимесячного оклада, выделить сто тысяч рублей для награды рабочим и немедленно отправить в Ташкент.

В этой должности я проработал до конца войны, наш Главк возвращался в Москву и мне было предложено тоже выехать в столицу. Но родители и жена были категорически против. Через несколько дней вызвали меня в ЦК Компартии Узбекистана и сказали, чтобы я готовился занять должность Председателя Узсовпрофа. Я дал согласие, но, как оказалось, преждевременно. Мне в деликатной форме отказали, сославшись на пятую графу. Расстроенный, я зашел к заместителю председателя облисполкома Телятникову. Рассказал, как со мной обошлись. А он мне вдруг говорит: «Я воевал за Родину, а ты за идею». Я спрашиваю: «А что, это не моя Родина? ». «Нет», — ответил он.

Я вышел на площадь Шайхантаур, поднял голову и со слезами на глазах попросил Б–га: «Дай мне, наконец, Родину, ведь у всех народов она есть, а у евреев нет. Ты говоришь, что любишь нас, что мы твой избранный народ, так дай нам Родину и я первый туда поеду».

Прошли еще десять лет, я за эти годы был директором швейной фабрики, начальником снабжения при Госплане. В этой должности я проработал до самого выезда в Израиль. Б–г услышал мои молитвы и, как только появилась малейшая возможность, я отправил в Израиль младшую дочь с семьей. В 1971 году в Израиль выехала старшая дочь. Я пришел в ЦК к Кабулову и рассказал ему, что хочу уехать на Родину вместе с семьей. Мы с ним были друзьями, и он сделал все возможное, чтобы я выехал в Израиль.

Вот тогда–то и пригодились мои религиозные знания, которые я когда–то получил от своего деда. Он всегда говорил: «Учи Тору, тебе это обязательно пригодится. Ты еще вспомнишь мои слова». Так и случилось. Я благодарен судьбе за то, что уже 25 лет живу на своей Родине и никто не смеет меня назвать безродным. Б–г дал нам свободу и доказал свою любовь. Так воздадим ему хвалу! Я понял: кто хранит Тору, тому сопутствует удача.

 
Благородная миссия:

Почти все мы покинули места нашего прежнего проживания с болью в сердце, ибо каждый из нас оставил там могилы отцов и матерей, братьев и сестер.Наш народ на протяжении всей своей...

Celebration of success. Leadership awards of 2009:

On June 24, 2009, The Jewish Child Care Association, aka JCCA and Association of Bukharian Jewish Youth of the USA “Achdut Unity,” hosted a formal dinner award ceremony...

Встреча поколений:

Интересное, удивительное событие произошло 17 июня 2009 года в НьюЙорке. Во всяком случае, для наших авлодов: Некталовых, Исхакбаевых, Хаимовых, Галибовых, Фузайловых...

...

© 2009 BukharianJewishCongress.org