Наш директор Залман Кимягаров
Мемориалы | Израиль

К 85-летию со дня рождения и к годовщине смерти.
На свете Б–г нам все отмерил, И всяк меня сейчас поймет — Кто ярко жил в сем бренном мире, Тот вспыхнув из него уйдет.

С момента возникновения общины бухарских евреев Самарканда и до сегодняшнего дня, в каждый период его истории выдвигались яркие представители — выразители лучших черт облика общины, без участия которых было немыслимо решение вопросов, являвшихся поворотными для судьбы общины.

Одним из таких несомненных лидеров второй половины прошлого века был директор школы N№26 г.Самарканда Залмон Абаевич Кимягаров. Думается, что роль этого человека ни в коей мере нельзя ограничивать только периодом его жизни. Сделанное им все очевидней и значительней с высоты нашего времени. А человек этот давно ушел в мир иной, и от величия бухарско–еврейского квартала Самарканда, общины, школы, которым он посвятил всего себя, остались разве что названия улиц, здания синагог и школы…

Окунувшись в воду человек, естественно, намокает. Оказавшись на некоторое время в комнате для курения, он непременно пропитается запахом сигаретного дыма. Иными словами, среда обитания практически всегда оставляет след от соприкосновения с ней. Это и есть корень нашей мысли: маленький еврей может вырасти личностью, связанной со своими корнями, только в среде, максимально наполненной духовностью своего народа. Залмон Абаевич довольно рано осознал это. Он понимал, что успешное завтра бухарских евреев закладывается сегодня. И фундаментом этого завтра является организация образовательных программ в квартале «Восток». Мысль, на первый взгляд, не новая, если не учитывать, что его взгляды несколько отличались от установок коммунистической партии и правительства СССР, ибо все идеи приходилось воплощать в бухарско–еврейской среде.

Известно, что в квартале «Восток» учились дети из еврейских семей. И для Залмана Абаевича было важно, чтобы руководимая им школа была наполнена духом еврейства, привнесенным учениками из дома: от родителей, дедушек и бабушек. Обладая исключительными дипломатическими качествами и тонким пониманием ситуации, он умело использует национальную политику страны во благо начатого им дела: формирует великолепный коллектив учителей (и каких учителей!), костяк которого составляли преимущественно бухарские евреи. Ему было ясно, что только таким образом можно сохранить атмосферу относительной бесконфликтности с внешней средой. Поразительно, как это ему удавалось!

Педагог Нияра Бекировна Маркасян на вечере памяти замечательной учительницы математики Рены Пинхасовны Мулокандовой вспомнила атмосферу жизни, которая бурлила в школе. Эта атмосфера была создана директором Залмоном Абаевичем и поддерживалась коллективом учителей. Н.Б.Маркасян напомнила об удивительной привязанности и уважении еврейских детей к своим древним корням. Тогда считалось нормальным для учителя потребовать извлечения содержимого из карманов, если ребенок что–то подозрительно прятал в них. Иногда в карманах «провинившихся» подростков находили листочки с текстом на иврите или текст «Кадиш» — поминальной молитвы. И видели в этом не пагубное влияние религиозного мракобесия, а нить памяти, связывающей поколения.

Не столь безоблачным было небо над головой этого человека. Были люди, и в коллективе учителей и извне, коим деятельность Залмона Абаевича создавала определенный жизненный дискомфорт, в силу чего вся их энергия была направлена на противодействие любым его начинаниям. Однако помыслы и реальные поступки директора были столь очевидно чисты, что все усилия помешать их осуществлению разбивались о надежную опору Кимягарова — коллектив его единомышленниковучителей и его личный авторитет.

Добившись изменения статуса школы (превращения ее из восьмилетней в десятилетнюю общеобразовательную), реконструировав старый и, отстроив еще один двухэтажный корпус, он поднял авторитет школы на новый уровень. Будучи сам новатором, он всячески поощрял инициативу. Результат этого — кабинеты физики, химии, математики, труда и др. обрели статус показательных не только районного, но и городского масштаба. Энтузиазм, которым он буквально бурлил, заражал всех окружающих его людей и в первую очередь коллег. Когда после завершения строительства нового корпуса возникла проблема дефицита учебного инвентаря, два учителя, физики — Юрий Аронович Абрамчаев и труда — Василий Иванович Трусов, собственноручно изготовили и смонтировали 120 столов и 360 стульев. В результате учебные классы нового здания были готовы для приема учащихся к очередному учебному году. Заметим, все это — бескорыстно. Для них, зараженных энтузиазмом директора, лучшей наградой было чувство сопричастности к большому делу, начатому им. Маленькая, но существенная деталь. Его детище в документах значилось как средняя общеобразовательная школа N№26, а в народе и городе ее называли еврейской. И так было на самом деле. Только в этой, единственной в городе, школе ученикам–евреям не было знакомо чувство неловкости и дискомфорта от того, что они евреи. Многим из тех, чью национальную принадлежность впервые безапелляционно точно определили в школе, чувства эти наверняка ведомы.

И вновь хотелось бы вернуться к главной мысли.

Талмуд говорит: «Спасший одного (еврея) спасает целый мир».

Многие из нас эмигрировали в свободные, демократические страны.

Нет дамоклова меча советской власти. Ничто не препятствует росту еврейского самосознания, укреплению общины. Но что происходит на деле? Растет число смешанных браков, все тревожней и явственней звучит страшное слово — наркомания, о нравственных нормах поведения молодежи ходят легенды, семейные устои, брачные узы становятся все более неустойчивыми. И все это на фоне растущих попыток духовных лидеров общины и еврейства в целом разобраться с упомянутыми проблемами. Мы не провидцы, и поэтому результат какоголибо действа большинству людей дано видеть лишь в сравнении...

Сегодня стало очевидным, как много еврейских душ удалось спасти Залмону Абаевичу и каким неординарным умом он обладал. Сумел предвидеть результат дела, которому себя посвятил. Ученики школы в подавляющем большинстве сохранили связь и верность еврейским традициям, создали дружные семьи, воспитали детей, которыми могут гордиться в Америке, Израиле, Австрии или Германии. Уже внуки этих учеников, став родителями, передают своим детям тепло самаркандской школы N№26, донесенное до них самих старшими поколениями.

Заметим, Залмон Абаевич не имел ни финансовой поддержки, ни аппарата пропаганды. Главными инструментами его были тонкое знание психологии своего народа, умение объединять вокруг себя единомышленников, внешне кажущаяся прямота, но на деле внутренняя поразительная гибкость в отношении властей. И все это на фоне полного отсутствия корысти или каких–либо сделок со своей совестью.

Еще один штрих.
В общине евреев не принято было выносить сор из дому: конфликты или проблемы, возникающие в ней, решались внутри самой общины. Поэтому статистика обращения еврейского населения в государственные органы по конфликтным ситуациям была практически нулевой. Конечно, мы понимаем, что евреи не были обделены конфликтами и проблемами. В те недалекие годы, если их не могли разрешить внутри семьи, обращались к авторитетам общины. Залмон Абаевич был одним из авторитетнейших людей. Как много тех, кто принял его совет, а в будущем, убедился в мудрости предложенного решения! В квартале практически не было семьи, которая в той или иной степени не воспользовалась бы советом или полезным замечанием Залмона Абаевича. Он был неравнодушен к происходящему, старался помочь человеку увидеть верное направление в жизни (чем, согласитесь, не многие из нас могут похвастать), при этом никогда не был авторитарен. Душой, отчизной Залмона Абаевича была община — его народ. Ни одного мгновения своей жизни он не был холоден к соплеменникам. Он горел, он пылал до последнего вздоха, отдавая тепло этого пламени народу, которому он всецело принадлежал. И, не погаснув, пламенем вознесся в небеса. В памяти нашей остался таким же ярким и теплым, как то пламя, которым он горел во имя своего народа.

В заключение хотелось бы сказать о человеке, подруге его жизни, благодаря которой ему удалось реализовать свои замыслы, свой потенциал. Милая, скромная Шушано, в жизни тихая, малозаметная, безропотно взвалила всю ношу бытовых проблем и воспитания детей на свои хрупкие женские плечи. Свою любовь, преданность, уважительное отношение к супругу она с материнским молоком передала своим детям.

Низкий ей поклон от имени всех, благодарных ее мужу, людей!

Юрий АБРАМЧАЕВ, бывший преподаватель школы №26 Самарканда, Израиль

 
Благородная миссия:

Почти все мы покинули места нашего прежнего проживания с болью в сердце, ибо каждый из нас оставил там могилы отцов и матерей, братьев и сестер.Наш народ на протяжении всей своей...

Celebration of success. Leadership awards of 2009:

On June 24, 2009, The Jewish Child Care Association, aka JCCA and Association of Bukharian Jewish Youth of the USA “Achdut Unity,” hosted a formal dinner award ceremony...

Встреча поколений:

Интересное, удивительное событие произошло 17 июня 2009 года в НьюЙорке. Во всяком случае, для наших авлодов: Некталовых, Исхакбаевых, Хаимовых, Галибовых, Фузайловых...

...

© 2009 BukharianJewishCongress.org