Артур Гулькаров
Искусство | Танцевальные коллективы

В Лас–Вегасе с потрясающим успехом прошло выступление талантливого и самобытного танцора нашей эмиграции Артура Гилькарова. Несмотря на свою молодость, Артур довольно широко известен в мире как танцор, сочетающий в своем искусстве различные стили. Сын выдающейся танцовщицы, народной артистки СССР Малики Калонтаровой и заслуженного артиста Таджикистана Гулькарова он с детских лет посвятил себя искусству танца, пройдя школу своей мамы.

Артур, которому сейчас 23 года, танцует уже двадцать лет (именно столько!). Уроженец таджикской столицы, Артур Гулькаров эмигрировал в Америку в 1993 году.

Я с гордостью могу сказать, что в 1995 году первым написал очерк о талантливом юноше, поместив на полстраницы «Моста» его портрет. Артур уже тогда подавал большие надежды, а я надеялся, что вместе с ним вновь возродится интерес к мужскому танцу, который был в почете у бухарских евреев.

Прошло семь лет. За это время Артур Гулькаров повзрослел, возмужал, как физически, так и творчески. Артур, не только достойный ученик и последователь традиций Малики Калонтаровой, но, теперь, и преподаватель созданной ею школы «Малика», хореограф, танцы которого приняты в нескольких американских танцевальных компаниях.

Последние два года Артур больше выступал за пределами ставшего ему родным Нью–Йорка. Его концерты с успехом прошли в Австрии, Голландии, Южной Корее, Гонконге, Израиле. И вот, два месяца назад, Артур Гулькаров прошел конкурс и был принят в танцевальную группу самого дорогого и престижного шоу Cirque Du Soleil, которое регулярно имеет представления в Лас–Вегасе в Сasino Bellagio. Это интервью было готово к печати 18 декабря, а 19–го, в 7 часов вечера Артур должен был выступить в этом шоу. Будучи слегка суеверным, я не стал торопить события, и позвонил в Лас–Вегас поздней ночью. С ним была мама, которая, не скрывая своего волнения и сдерживая слезы, сказала: «Здорово!.. Артур – молодец!.. Молодец, сынок!».

Успех – допинг, за который не судит ни одна комиссия. Я поздравил Артура от имени многотысячной читательской аудитории газеты “The Bukharian Times”.

Итак, слово Артуру Гулькарову.

— Артур, ты первый бухарский еврей, который попал в это престижное шоу. Как все начиналось?

— В этой танцевальной компании я просматривался два года тому назад. Мне все говорили, что я по своему стилю очень подхожу для нее. Да, все говорили, но реально мои пути не пересекались с ними. Ко всему, у меня нет ни агентов, ни менеджеров – никого! Однажды мой коллега дал мне газетное объявление, что в Нью–Йорке проводится просмотр танцоров для работы в этой компании. Я сразу же отправился туда.

— И как прошел отборочный тур?

— На нем было около 300 конкурсантов. Большей частью, акробаты, гимнасты, жонглеры, артисты оригинального жанра. Танцоров оказалось не так много. Дело в том, что компания Cirque Du Soleil по всему миру ищет тех, кто исполняет нечто уникальное, оригинальное, самое–самое!..

— Какой танец ты представил вниманию отборочной комиссии?

— Свой сольный номер, классический индийский танец, так как у них в программе значился такой. Я хотел им продемонстрировать пластику своих рук, умение сводить их в разных параметрах за шеей, свою технику и прочее.

— Волновался?

— Вначале – да. Но потом. когда я увидел, какое впечатление я произвел на кастинг директора, я понял: меня примут.

— Вот так, сразу?

— Интуитивно!

— Что же они предприняли?

— Они выразили свое восхищение, сказали, что специально для меня введут роль. Записали мой телефон и... пропали на несколько месяцев. Известная американская форма отказа, подумал я. Расстроился, честно говоря, и не сразу успокоился. Но потом, причем постоянно, где бы я ни выступал, ко мне подходили зрители и, восхищаясь, спрашивали: а ты танцуешь в Cirque Du Soleil? Или: ты, наверное, из этой Cirque Du Soleil? Это меня заводило. В один прекрасный день я просматривался на шоу, которое делали для Селин Дион. Директор шоу подошел ко мне и сказал, что я подхожу для Cirque Du Soleil.

— И этот...

— ...Я. естественно, не возражал! И он дал мне телефоны всех агентов этой компании. Звоню. Мне ответили, что я — у них в компьютере, они прекрасно помнят меня. Ждите!

Прошла пара недель. И вот — звонок в 7 часов утра, и буднично мне говорят, что звонят из Cirque Du Soleil

— Накаркали!..

— Cirque Du Soleil??? Я подумал, что кто–то меня разыгрывает. Подобное уже было со мной (однажды на «Народной волне» со мной сыграли такую шутку). Но теперь звонит женщина из Монреаля, с французским акцентом, спрашивает: не передумал ли я? Тут я понял, что со мной хотят работать по настоящему.

— Как ее зовут?

— Кармен. Она сказала, что для меня есть в этом готовящемся шоу ведущая роль танцора, и если я еще свободен, и в такой же форме, как был на просмотре, и если я заинтересован... Конечно, я отвечал на все: «да!», «да!», «да!» Cirque Du Soleil, Cirque Du Soleil, Cirque Du Soleil — эти слова звучали в моем сердце, как ритмы дойры.

— Почему?

— Это была моей мечтой. Дело в том, что остальные шесть шоу, которые принадлежащие этой танцевальной компании, гастролируют по всему миру, а это имеет стационар в Лас Вегасе, в самом дорогом казино. Это — самое дорогое шоу в Америке!

— А сколько стоит билет?

— $121.

— А ты сможет сделать билеты?

— Это не «хони очет»! (не мамин дом)! (Хохочет, выдавая перл родной речи). Но я для вас, постараюсь! Билеты распроданы за три месяца

вперед. Сейчас покупают билеты на май.

— А как ты готовился или вернее как компания готовит своих артистов к этому шоу?

— Это — целая программа. Танцор должен уметь не только передвигаться на сцене, но и быть под водой. То есть уметь плавать. Поэтому меня отправили в Монреаль, где расположена штаб–квартира Cirque Du Soleil, которая сама — целый город! Там только офисных работников более 2000 человек, а артистов — около 500. И там два огромных здания, в которых живут артисты пока их готовят к шоу. Чтобы попасть в это шоу мне нужно было закончить курсы Scuba Dive (PADI).

— А это зачем?

— Нас учили подводному плаванию, дыханию, искусству быть под водой без маски. Чистая техника безопасности, ведь это — водяное шоу. Нет такого обучения — нет страховки. Кроме того, меня обучили искусству макияжа, там это — не просто грим, а целая картина, связанная с сюжетом.

— А какая роль сочинена с расчетом на способности Артура Гулькарова?

— Мой персонаж — это некий Нарцисс, который любуется собой и считает себя непревзойденным. Он моя полная противоположность: вредный, гордый, самовлюбленный, как павлин. Я ему сам придумал своеобразную, характерную походку

— Кто хореограф?

— Я сам.

— ???

— Когда орг а н и з а торы шоу предложили мне показать мое видение этой роли, то после просмотра они единодушно одобрили мою версию и сказали: хореограф не нужен! — Это — высокая оценка! — Для меня было важно, чтобы мне поверили с первых же минут. Это меня окрылило.

— Какая там звучит музыка?

— О, это очень интересно! Музыка весьма своеобразная, а песни исполняются на языке, которого просто не существует в мире.

— Не понял... Даже не эсперанто?

— Имитация различных языков, звуков, которые вмонтированы в ритмы, языки– образы. Вроде бы поют по–индийски, по–португальски, по–арабски, но это — всего лишь имитация языка.

— Как давно проходит это шоу?

— Его играют уже 5 лет, но моя роль в нем премьерная, и она внесет в шоу нечто новое, ранее отсутствовавшее.

— Ты скучаешь по дому, маме, школе, которую ты создал вместе с ней?

— Да, конечно. И это — единственный ответ. Я люблю свою семью, маму, папу, брата, школу, которую мы выпестовали с мамой. Но то, что я делаю — моя профессия, и с разлукой нужно мириться.

— Артур, я знаю, что у вас с братом были проблемы. Он считал, что танцор, это несерьезная профессия. Что теперь он думает о твоем выборе?

— Это непростой вопрос... У нас, эмигрантов, сложились ложные стереотипы мужской профессии. Дескать, мужчина может прокормить семью только как бизнесмен, компьютерщик, парикмахер, сапожник. Но талантливым людям всегда непросто. Они подчас неудобны окружающим, ибо они в меньшинстве, первыми пробивают тропинки, по которым потом пройдут тысячи. Брат был не в восторге от моего выбора. Мы, дети артистов знаем, как много трудятся наши родители, чтобы добиться успеха. мой брат, естественно, желал мне добра. Но когда Марик побывал на репетиции и увидел меня в шоу, то он был потрясен! Вернувшись в Нью–Йорк, он сказал маме: «Я горжусь тем, что мой брат работает в этом шоу!»

— Артур, я помню, какой успех тебе сопутствовал в концерте «Песня 2001 года » в Тадж–Махале. Ты бы работал в России?

— Да, только на гастролях. Хотелось бы, чтобы, видя мои танцы, и маму вспомнили, сказали: “Вы знаете чей он сын? Малики Калонтаровой!”

— Кто твои кумиры?

— Конечно же, Малика Калонтарова, Махмуд Эсамбаев, Михаил Барышников, Майя Плисецкая.

— Хорошая компания.

— Мама с первых дней меня растила в атмосфере танца, музыки, а папа привил мне чувство ритма. Великий танцовщик Махмуд Эсамбаев встретился со мной, маленьким мальчиком, и сказал: «Вот мое продолжение! ». Он обещал оставить мне в наследство свои костюмы. Мне было тогда 7 лет, но эту встречу я не забуду никогда. Если буду в Москву, обязательно справлюсь о костюмах Эсамбаева.

— А почему ты назвал Майю Плисецкую?

— Мне очень близка ее пластика. Плисецкая – наша семейная гордость. Они с мамой разные, но великие артистки. Майя Михайловна была поражена, увидев на одном из кремлевских концертов, как мама исполняет «Танец змеи». Тогда она обратилась к маме с просьбой показать технику исполнения, и Малика Калонтарова с удовольствием поделилась с ней своим искусством. Правда, Майе Михайловне не удалось повторить, движения того танца, впрочем, ей думаю это не понадобилось. Моя к любовь к ее искусству — безгранична. Вчера я купил ее книгу «Я – Майя Плисецкая», и с удовольствием читаю о великой балерине, заново открыв ее для себя. Меня потрясло, что она, великая Плисецкая обратилась к маме за советом. Вот такая она, и простая и великая

— Артур, ты читаешь порусски?

— Да, стараюсь. Правда голова иногда побаливает, но можно перенести. Я люблю русскую речь, русский балет, школу.

— А ты чувствуешь себя бухарским евреем?

— Конечно! Я всегда с гордостью говорю об этом, потому что в нашем народе столько прекрасных певцом, артистов, художников, музыкантов. А какая у нас таланливая молодежь! Мне нравится особенно Наргиз Маллаева. У нее — особый стиль, и она никому не подражает. Раньше я ее воспринимал только как восточную певицу, поющую армянские, иранские песни... А сегодня, особенно, прослушав ее диск, понял: она ничем не уступает таким мощным звездам как Шакири, Дана Интернейшенл. Я с гордостью представлял ее своим коллегам, и, даст Б–г, выступим с ней в Лас Вегасе. Кстати, там, прослушав ее диск, были потрясены, не верили, что она эмигрантка.

— Есть ли в эмигранты из бывшего СССР в Cirque Du Soleil?

— Да, и немало. Со мной работают приглашенные из России акробаты и гимнасты. мы говорим по–русски. Но я, единственный солисттанцор из Америки.

— Какие планы на будущее у американца из НьюЙорка?

— Скоро будет закончен документальный фильм обо мне. Снимается он на средства Дины Стримовской. А помните, первый фильм снимался вашей съемочной группой на QPTV? — Да, конечно! О школе «Малика». А о чем новый фильм?

— О том, как надо стремиться к мечте.

 
Благородная миссия:

Почти все мы покинули места нашего прежнего проживания с болью в сердце, ибо каждый из нас оставил там могилы отцов и матерей, братьев и сестер.Наш народ на протяжении всей своей...

Celebration of success. Leadership awards of 2009:

On June 24, 2009, The Jewish Child Care Association, aka JCCA and Association of Bukharian Jewish Youth of the USA “Achdut Unity,” hosted a formal dinner award ceremony...

Встреча поколений:

Интересное, удивительное событие произошло 17 июня 2009 года в НьюЙорке. Во всяком случае, для наших авлодов: Некталовых, Исхакбаевых, Хаимовых, Галибовых, Фузайловых...

...

© 2009 BukharianJewishCongress.org