Хранить прошлое - думать о будущем
Articles | Поздравления

Недавно в передаче телеканала РТН, руководитель издательства Mir Collection Марк Черняховский с гордостью представил телеведущему Илье Граковскому книги, автором которых является Давид Очильдиев, и добавил, что он из тех, кто печатается несколько раз именно в этом издательстве. А когда Илья Граковский начал уточнять, в чем отличие сефардов от ашкенази и каково здесь место бухарских евреев, то издатель предложил ему прочитать ответы на эти и многие другие вопросы в этих трудах.

Да, речь идет о докторе исторических наук, профессоре, заслуженном деятеле науки Узбекистана Давиде Якубовиче Очильдиеве, которому в эти дни исполняется 75 лет. Именно его книги и стали предметом того разговора на телевидении — «Пленники Навуходоносора» (1998), обстоятельный труд об историческом пути бухарских евреев с древних времен до российского завоевания Средней Азии «История бухарского еврейства» (2001 г.), учебник на английском языке «A History of the Bukharian Jews» (2005 г.).

Можно еще добавить другое издание — обстоятельный очерк, отражающий судьбы бухарских евреев в Средней Азии конца девятнадцатого и первой половины двадцатого века, в двухтомнике клуба «Рошнои» «История бухарских евреев» (Нью–Йорк, 2005). И совсем недавно изданный в переводе на английский язык в новом труде клуба «Рошнои».

За эти годы многие ознакомились с многочисленными статьями и очерками Д.Очильдиева по этой тематике в газетах «Еврейский мир», «Мост», «Бухарско–еврейский мир», «The Bukharian Times», в журнале «Надежда» и других изданиях.

Я принимал участие в их подготовке, помогая выполнять компьютерный набор и предварительное редактирование.Огромное удовольствие было общаться и с самим автором.У нас оно продолжалось много лет. Мы с ним коллеги, востоковеды. Творческое сотрудничество с ним помогло мне лучше осмыслить и понять суть истории бухарских евреев.

Мне вспоминается, как еще в 1994 г. собравшиеся в Центре бухарских евреев по 70 авеню в Форест–Хиллзе в Нью–Йорке впервые слушали научный доклад Давида Очильдиева об истории нашего народа.Поэтому было много вопросов в аудитории, в которой почти никто ничего не знал или имел самое отдаленное представление об истории своего народа. Одни поддерживали позицию автора, другие высказывали сомнение: можно ли рассматривать бухарских евреев как отдельный народ, можно ли отделять их исторический путь от всего еврейства, не являются ли они представителями племен, которые жили в регионе Средней Азии и приняли иудаизм? А если это пришлый народ, то когда это произошло и при каких обстоятельствах? Очильдиев подчеркивал, что пока работает над этими проблемами и ответ будет дан в его книге.

Спустя много лет я попросил Давида Очильдиева ответить на ряд вопросов.

— Когда Вы начали исследования по этой тематике?

— Приходит время, когда каждый задает себе вопросы: «Кто мы? Откуда мы?» А я задавал их себе еще в студенческие годы, когда учился на восточном факультете Среднеазиатского (Ташкентского) государственного университета.

В те 50–е годы, изучая историю стран древнего мира, Древнего Востока, средневековую историю, мы, конечно, изучали возникновение разных народов, их развитие или исчезновение.В моей памяти запечатлелось много разных больших народов и малых народностей, которые подвергались распаду и громадным миграциям. Особенно, в раннее средневековье, когда происходило великое переселение народов: на базе их смешения возникали новые народы.

И, естественно, у меня возникал вопрос, где же место бухарских евреев в этом историческим процессе?

В то время у меня не было обширных знаний об истории евреев. Мало знал о Торе, об иудейской религии и о реальном месте еврейства в мировой истории.Но это была не наша вина: от нас планомерно и искусственно скрывали малейшие сведения об этом. Таким образом, мы не имели представления о том, какую важную роль в истории играли евреи, что они являлись одним из ведущих народов мира.

Я отчетливо сознавал, что в наших учебниках по истории многое изложено односторонне.Выхолощена не только культура, но даже дух народа. Освещение его духовного развития заменялось показом экономического положения или различных сражений.

Идея создать научный труд о бухарских евреях возникла именно тогда. Тогда же я начал глубоко задумываться о причинах столь заметных различий между европейскими евреями, или ашкенази, с одной стороны, и восточными, или персидскими, курдскими, горскими, грузинскими и бухарскими евреями, с другой. Меня больше всего интересовало восточное еврейство, особенно евреи Кавказа и Средней Азии, в чем–то близкие между собой.

Мы изучали историю этих регионов по источникам и трудам таких прославленных авторов, как академики В. Бартольд, Ю. Ключевский и другие.Мы узнавали про племена, которые здесь приняли ислам.Или о тех местных племенах, которые принимали иудаизм, а затем были обращены в ислам. Еще тогда мне довелось ознакомиться с мифами и легендами о «еврейском» происхождении афганцев и туркмен.

Будучи студентом IV курса университета, занимаясь в библиотеке имени Ленина в Москве, я случайно обнаружил многотомный труд Генриха Греца «История евреев». В то время я готовил свою дипломную работу и увлекался учением индийского мыслителя Ганди, но параллельно читал разные книги по интересовавшим меня направлениям истории.

Мечта написать свою историю у меня укрепилась, когда я работал в архивах Москвы и Ташкента. В частности, Туркестанского военного округа (ТуркВО). В нем, в специальном отделе занимались сбором и анализом военного–политического и социального положения Ирана, Афганистана, Средней Азии.

— У вас был свободный доступ к специальным фондам хранения?

— Я обычно работал в общем зале. Но уже в аспирантские годы я столкнулся с ситуацией закрытых фондов, где все выдавалась по особому разрешению. Диссидентской литературой я не интересовался.Да, и очень узок был тогда круг людей, знавших о ней.Ведь это был конец 50–х — начало 60–х годов.

— Как именно в ту пору вы изучали источники по еврейской истории?

 — Благодаря моим старшим товарищам по университету, я получил много интересующей меня литературы по истории евреев, что помогло мне глубже уяснить, каким является мой народ. Наряду с изучением истории Афганистана, я параллельно читал работы по иудаике.

С того времени в моем сознании постепенно стала складываться целостная картина еврейской истории. На фоне многих общин диаспоры я уже другими глазами стал искать реальное место бухарских евреев в мире.

Мне все было важно знать: и территориальное присутствие, и род занятий. Однако забирать документы из–за требований секретности не мог.Не имел права делать выписки, поэтому старался запоминать фонд, единицу хранения, а дома восстанавливал по памяти и фиксировал. И удалось перевезти эти сведения сюда.

— Когда именно появились сведения на русском языке?

— Со времен царя Петра Первого начались изыскания по той территории, которая в российской истории в 18–м веке называлась Бухария. Русские изучали Среднюю Азию с юга, со стороны Каспийского моря, с нынешней территории Казахстана. Но надо сказать, что англичане, тоже изучавшие край, осуществляли это через Индию, которая граничила в ту пору на севере с Бухарским ханством, собрали бесценную информацию. Сохранились сведения на английском языке разведчиков Бернса, Стодарта и других, собранные в начале 19 века. Некоторые сохранились лишь в форме отчета, а некоторые даже публиковались.

Много ценных донесений получали от перебежчиков из Афганистана, переходивших границу через реку АмуДарью.Они за чашку сладкого чая сообщали, где и что происходит, в том числе, о евреях, роде их занятий, местах проживания и традициях. Благодаря этому сохранились ценнейшие документы и уникальные сведения.

Источники отличали места жительства евреев по названию провинций. Например, евреи из Балха, Герата, Бухарии.Нигде в них не встретил названия «бухарские евреи».

— Именно по месту жительства…

— Да. А сведения и донесения касались самых разных вопросов: кто изготавливал вино, где колодцы, где провианты, какие верования и обычаи местных народов, в том числе и евреев. С 17 века, когда граница между Бухарским ханством и Персией закрылась, началось обособление бухарских евреев от персидских.До этого были единым этносом.

— Они еще не могли себя осознавать только как бухарские евреи?

— Любой этнос формируется крайне медленно в течение многих поколений. Наш народ не исключение в этом отношении.

История нашего народа — крошечная часть общееврейской истории, которую мы до сих пор знаем поверхностно.Даже близкие по времени события и личности. Например, все ли знакомы с именем и деятельностью Шимона Хохома — бухарского просветителя 19 века? А много ли бухарских евреев могут назвать своих видных предков XVIII–XIX веков?

— А зачем вообще глубоко изучать и хорошо знать свою историю? Посещая поминки и синагогу, верующие люда обычно бывают удовлетворены тем, что им рассказывают раббаи про пророков, или другие сюжеты из Торы и Талмуда. Религия часто обращается к морали.Может быть, этого достаточно для обычного человека?

— С самых древних времен люди стремились не только материально, но и духовно заявить, кто они есть, зачем живут. Первоначально этому служила религия; для этого существовала интеллектуальная элита, жрецы и летописцы. И уже на родоплеменном уровне каждое племя хранило свою историю. Даже на племенном уровне развития в средние века, например, каждый киргиз должен был знать минимум 5–6 имен своих изначальных предков. Пример киргизов подчеркивает, что они даже на раннем этапе развития своего народа глубоко чтили и знали свою историю. Пусть это была мифологизированная история, но из нее люди стали понимать идею общего развития.

В целом, знание своей истории — это путь к самопознанию.Вместе с тем интерес к истории — один из атрибутов культурного человека. Это основа сохранения самобытности народа и этнической целостности, гордости за свое прошлое.

— Какие именно имели место сложности и препятствия объективному изложению истории в условиях советской власти?

— Политика большевиков с самого начала прихода к власти была основана на принципе воинствующего атеизма и направлена на то, чтобы вытравить религиозное сознание у всех народов страны. При этом еврейство с иудаизмом было одним из главных преследуемых религиозных и национальных меньшинств. Если в тот период русские или узбеки, к примеру, изучали свою родную историю как предмет, пусть и в искаженном виде, то евреи вообще были лишены такой возможности.

— Долгие годы в республиках Средней Азии историографию местных народов в западной оценке изучали люди, имевшие специальное разрешение для работы с закрытыми фондами. И материалы для публикации тщательно выверялись цензурой.Но теперь и там, например, востоковеды широко используют западные и восточные материалы по истории.

В Америке литература по иудаике или еврейской проблематике занимает огромные стеллажи снизу доверху в обычных книжных магазинах и в библиотеках. Здесь действуют целые университеты и колледжи, факультеты и исследовательские центры, изучающие и хранящие это бесценное наследие. Какого принципа методологии Вы придерживаетесь?

— Должен быть определенный принцип научного освещения истории у всех ученых.Принцип историзма — это поиск объективных источников, это надежная степень достоверности информации. Для историка важна опора на надежные сведения. Если они малочисленны — нужен умелый анализ косвенных данных, легенд, преданий, мифологических сюжетов.Надо не бояться критиковать авторитеты или устоявшееся мнение.

— Значит, критерий — объективность…

— Это, естественно, хотя каждый исследователь по–своему изучает и освещает исторический объект или деятельность личности прошлого, опираясь на определенную методологию.Я ставил задачу показать историческое движение нашего народа и его образа жизни на достоверных источниках и с объективным анализом.

— У вас было предпочтение к какой–то исторической школе, к одному автору и его концепции?

 — В целом, я придерживался концепции тех представителей Иерусалимской школы историков, которые занимаются изучением еврейских общин за пределами Израиля, в том числе, ориентируясь на бухарско–еврейскую специфику. Ныне покойные американские ученые Вальтер Фишель и израильтянин Ицхак Бен–Цви положили начало широкомасштабному изучению Восточного еврейства.Видным автором среди нынешнего поколения является выходец из бывшего СССР, израильский ученый, профессор Михаил Занд.Долгое время этому направлению не придавали большого значения. Кроме, может быть, изучения сефардских евреев средневековой Испании и, отчасти, Турции и Ирана. А о евреях Центральной Азии почти никаких исследований.

— У ведущих специалистов много нерешенных вопросов, спорных и в отношении методологии. Но ведь не может же быть единого подхода ко всей истории?

— Мне нравится изложение истории в 14–ти томном капитальном исследовании Шолома Барона «Социальная и религиозная история евреев», его убедительный стиль и метод изложения. Я различаю источники и авторов по глубине анализа и эрудиции.

— В Ваших исследованиях есть ссылки на книгу Макса Даймонта «Евреи, бог и история». Это интересный, оригинальный источник, читается легко. Как Вы его оцениваете?

— Эту книгу в переводе на русский язык я изучил ещё в 1991 году и был от неё в восторге.Безусловно, эта работа написана талантливо, увлекательно, живым языком, и в замечательном русском переводе её читать легко и занимательно.Но следует подчеркнуть, что это не академическое историческое исследование.Этот автор очень своеобразно преломил историю всего еврейства через призму своего видения. Таких историков относят обычно к представителям романтической школы.

У него дается целостная картина, но некоторые события явно приукрашены. Так, я недоумевал по поводу некоторых его идеализированных положений, как в свое время, слушая лекции по истории России, где непомерно возвеличивалось и приукрашалось все, что было связано с русским духом патриотизма. Меня чуть не исключили из комсомола, когда я пытался возражать против этого. Я всегда был против искажения исторических фактов и непомерного возвеличивания личностей, как и народов.

В оценке событий и фактов общееврейской истории я опирался также на видных авторов: Семена Дубнова, Сесиля Рота, Ш. Эттингера и др.

— Когда непосредственно началось научное изучение истории бухарских евреев?

— В конце XIX — начале XX веков. Натан Адлер, видный собиратель еврейских источников, побывав в Бухаре, вывез оттуда много литературы по бухарско–еврейской истории.Европейские ученые Вильгельм Бахер и Карл Залеман положили начало научному изучению культуры евреев Средней Азии.

В 40–е годы ХХ века Вальтер Фишель написал ценную статью о евреях Хорасана на основе источников на иврите, арамейском и арабском языках, ставшую важным вкладом в познание истории бухарских евреев в русле изучения еврейского средневековья.

В наши дни лучшим знатоком бухарско–еврейской истории и культуры является профессор Михаил Занд, один из инициаторов и главных редакторов 10–томной Краткой Еврейской Энциклопедии на русском языке. Я с ним нахожусь в постоянной переписке на протяжении последних лет, получая от него весьма ценные советы.

— Современный американский исследователь истории Ирана и Центральной Азии Ричард Фрай владеет разными языками, некоторое время в 1994 году работал в Таджикистане.

— Я не претендую на роль первооткрывателя. О нашем народе по крупицам собраны сведения на разных языках и литературах. Я беру сведения из разных доступных мне источников.От одного человека нельзя требовать знания всего, что есть в нашей истории.Это источниковедческая работа, которая имеет свои направления.Я устанавливал степень достоверности сведений, например, Бартольда или Фишеля по конкретным ситуациям и данным. Я сравнивал разных авторов по определенным вопросам. Это трудная и кропотливая работа.

За последние годы появилось очень много материалов, трудов, сведений, документов наших соотечественников. Они стали большим подспорьем в создании моих трудов.

— Да, возрастает число книг и статей о бухарских евреях, написанных нашими авторами.Но возраст авторов многих из них весьма почтенный, а некоторых уже нет с нами: М. Бачаев, Ю. Датхаев, М.Беньяминов, А. Шаломаев, П. Исхаков...Складывается впечатление, что историю бухарских евреев могут писать только ветераны.Почти нет молодых исследователей.

— Есть авторы, которые создали свои исторические труды в молодые годы. Например, Нисим Таджир издал исследование на иврите.Действительно, их мало, но они есть. Теперь появилось много авторов, кто приехал за последние годы из Союза.Ветераны еще в молодые годы мечтали оставить свои исследования по истории. Они пытались, но в тех условиях было нельзя, поэтому лишь выехав из Средней Азии, исполнили свои желания.

— Почему же все–таки, в основном, только старшее поколение публикует свои труды?

— Без исторического образования, всестороннего гуманитарного и языкового знания, и даже большого жизненного опыта заниматься этими исследованиями сложно.

— Если не будет молодых кадров–историков, то не будет новых исследований.Прежде, в СССР ежегодно в университетах готовили много специалистов, а из них всего единицы вели исследования по этой тематике. В США я не знаю кого–либо, кто бы обратился к фундаментальной исторической подготовке, хотя есть несколько энтузиастов, как Игорь Рыбаков. Раз никто теперь не занят такой специализацией, то кому же продолжать такие исследования в будущем. Нет преемственности?

— Преемственность здесь не обязательна. Известно, что в Израиле молодые занимаются нашей историей. Возможно, еще кто–то из молодежи заинтересуется.

А вот, например, среди англоязычной молодежи пока нет. Надо не только ждать, когда подрастет новое поколение, но и активно пропагандировать исторические знания о народе в школах, иешивах, в колледжах. Мои публикации на английском языке и предназначены, прежде всего, для студентов и специалистов, а также на круг интересующихся.

— Кто же должен заниматься историей бухарских евреев?

— Возможно, автор из бухарских евреев, но совсем не обязательно, что именно у него лучше получится. Такими научными исследованиями может заниматься человек только с достаточно профессиональной подготовкой.

Я имел почти беспрерывное, на протяжении двенадцати лет, образование в области историко–востоковедческой науки, из них три года очной аспирантуры Института востоковедения АН Уз. ССР после окончания восточного факультета Ташкентского госуниверситета, затем в течение двух лет стажировка и последующее двухгодичное обучение в докторантуре Института востоковедения АН СССР в Москве.

— Довольны ли Вы всем?

— Я всегда самокритичен, закончив очередной труд, испытывал временное удовлетворение.Сначала приятно от выполненной задачи, потом возникает ощущение, что надо снова работать. Постоянно испытываю потребность в новых знаниях. Чем дальше идет исследование, тем больше осознаешь, как много нужно изучать дополнительно.

— Что еще, кроме воплощения цели?

 — И воплощение цели, и ради самоутверждения в новых условиях.

— Чем Ваши труды отличаются от остальных? В чем специфика Ваших трудов?

Преимущество моего исследования в том, что материал дается в широком контексте, как наследия региона Средней Азии, так и общееврейской истории. В моих книгах делается, по существу, первая в науке о еврействе попытка осветить бухарско– еврейскую историю в целостном варианте. Речь идет о создании сводной систематизированной истории нашего народа. А выводы и положения исследования, имеют, по заключению специалиста из Москвы, доктора исторических наук, проф.Стеллы Губаевой, важное значение «для понимания аналогичных процессов, имевших место в истории других еврейских общин».

— Так что Ваши книги представляют интерес не только для бухарских евреев, но и для других общин.Более того, ими заинтересовались и американские ученые, рассматривающие бухарских евреев, как один из существенных компонентов центральноазиатской (иранской) цивилизации в предисламский период.

 
Благородная миссия:

Почти все мы покинули места нашего прежнего проживания с болью в сердце, ибо каждый из нас оставил там могилы отцов и матерей, братьев и сестер.Наш народ на протяжении всей своей...

Celebration of success. Leadership awards of 2009:

On June 24, 2009, The Jewish Child Care Association, aka JCCA and Association of Bukharian Jewish Youth of the USA “Achdut Unity,” hosted a formal dinner award ceremony...

Встреча поколений:

Интересное, удивительное событие произошло 17 июня 2009 года в НьюЙорке. Во всяком случае, для наших авлодов: Некталовых, Исхакбаевых, Хаимовых, Галибовых, Фузайловых...

...

© 2009 BukharianJewishCongress.org